Примерное время чтения: 9 минут
266

Фабрика редких зверей. Директор зоопарка о том, как спасают белых медведей

«АиФ на Енисее» №47 (2192) 23/11/2022
Сейчас в «Роевом ручье» 4 белых медведя, два уже переехали в новые вольеры.
Сейчас в «Роевом ручье» 4 белых медведя, два уже переехали в новые вольеры. / Татьяна Бахтигозина / АиФ

В красноярском парке флоры и фауны «Роев ручей» заработал новый вольерный комплекс для белых медведей. Он самый большой в Европе. Пока в него заселили Марфу и Феликса. Готовят дом и для Урсулы. Этих мишек когда-то спасли сотрудники зоопарка и полярники.

Какова истинная миссия зоопарков? Почему нужно столько сил и средств тратить на спасение белых медведей и других краснокнижных животных? Что с медведицей Монеточкой, у которой застряла в пасти банка из-под сгущёнки и которую спасали московские специалисты? На эти и другие вопросы ответил директор зоопарка Андрей Горбань.

Сохранить для потомков

Корреспондент krsk.aif.ru Татьяна Бахтигозина: Андрей Вениаминович, когда откроете третий вольер для белых медведей?

Фото: парк флоры и фауны "Роев ручей"

Андрей Горбань: Заканчиваются работы по благоустройству, но фактически он готов. Животные уже находятся в двух других вольерах. Остаются работы технического характера с водоочисткой.  В вольерах замечательные бассейны, из которых медведи по утрам не вылезают. Здесь продуманное пространство, есть родовые берлоги. И специально, по всем канонам науки построенные кормокухня и центр наблюдения. Это тоже важно, потому что наблюдение за животными даёт нам глубочайшие познания, это нужная нам информация на фоне того, что происходит на Севере, какое активное освоение идёт. Мы должны знать, по каким законам живут наши ближайшие соседи: как их лечить, кормить, облегчать их существование.

– Получается, вы не просто содержите и показываете животных, но занимаетесь изучением зверей?

– Не все знают и понимают работу зоопарков, то, насколько она глубокая. Но самое важное – это, конечно, работа по размножению животных. Зоопарки – ковчег живой природы, который мы должны донести до наших потомков. Ведь многих животных, которые обитают в закрытых пространствах, в природе осталось считаные единицы. И они всегда находятся на грани исчезновения. Если человек забудет о своей роли царя природы, их существование может очень быстро прекратиться.

Тех же белых медведей сейчас в мире где-то 50 тыс. голов. Вроде немало. Но поменяется тёплое течение, уйдёт рыба, за ней нерпа – основной источник питания белых медведей, и всё, мы их потеряем. Поэтому замечательно, что в зоопарках России создано резервное поголовье этих животных.

Представим самый ужасный сценарий: нет белых медведей. А в зоопарках сейчас содержится такое количество особей, которых можно будет при необходимости размножить.

В разных корзинах

– В таком огромном комплексе будут жить только три белых медведя?

– В глубине души мне хочется продолжить его строительство. Но всё же у нас не фабрика белых медведей, и есть определённые методики содержания диких животных. Не нужно, чтобы их было много в одном месте. Животные должны жить в разных зоопарках. Система устойчивее, когда она распределена – по принципу «хранить яйца в разных корзинах». Те же болезни: в лучшем случае, если вспышка где-то произошла, то животные подлежат уничтожению. С птицами это происходило в зоопарках.

Более того, тенденция размножения белых медведей такова, что самца нужно практически на всё время отделять от самки и только в период гона их соединять. Тогда вероятность потомства максимальная.

Мы помним, что наш Феликс такой любвеобильный добрячок. Он с любой барышней будет жить круглые годы, но детишек-то нет.

В «Роевом ручье» уникальнейшая ситуация – три белых медведя из природы. Если понимать, что подавляющее количество в зоопарках страны – это потомки всего двух семей, представляете, какой там близкородственный коктейль намешан! А мы можем новые чистые генетически здоровые линии воспроизвести.

– Потомства у белых медведей в нашем зоопарке не было ещё?

– Мы пытались сдружить Феликса с Урсулой. Они нормально друг к другу отнеслись, какое-то время были в одном вольере, агрессию друг к другу не проявляли. Это замечательно. Семью, думаю, они создадут. Но пока размножения своих белых медведей у нас не было. Это для нас очень серьёзный вызов.

У хищников ситуация усугубляется ещё и тем, что при малейшей опасности они уничтожают своё потомство. Потому что инстинкт выживания в природе выше инстинкта сохранения рода.

В новых вольерах отдельные звукоизолированные родовые берлоги с видеонаблюдением и полная имитация природных процессов. Они ещё своего счастья, конечно, не поняли.

– Как пережили переселение Феликс и Марфа?

– У Феликса был очень серьёзный стресс. Он пока не совсем понимает, что происходит. Но ему очень нравится купаться, нравится разнообразие среды обитания. Даже шкуру говяжью ему кидают – он сутками с ней плавает, топит, достаёт со дна и прочее.

Рядом Марфа. Между ними специальный зарешеченный тамбур, чтобы они могли общаться. Теперь Феликс почувствовал поддержку.

А когда Марфу перевели, она тут же всё обследовала, перевернула, прекраснейшим образом в среду вписалась. Но она молоденькая совсем.

В одном вольере специально не стали закрывать правую стенку, поставили туда решётку со смотровыми окнами, чтобы был обзор у посетителей. Того, кому вдруг не хватит общения с посетителями, как было раньше, мы в тот вольер и переведём. Но, похоже, что это будет Феликс. Ему сложнее в закрытом пространстве.

– А им нужны люди?

– Любому зоопарковскому животному люди нужны. Ермака, который у нас в старом вольере живёт, вообще вырастили зоологи, выкормили. Он из Геленджика приехал, потомок Седова.

У Седова двое детей-близнецов, которых выкормили наши коллеги из Геленджика: медведица от них отказалась. Это уникальнейший случай в мировой практике. Сейчас они выросли, но при этом категорически ручные. К Ермаку можно зайти и из бутылки покормить (хотя это дикое животное, никому так делать не рекомендуется). Он купался вместе с зоологами до переезда сюда.

– Но у него не будет нового вольера?

– Ермаку мы, видимо, будем искать новое место жительства. Это овец в хозяйстве должно быть 60, а белых медведей не должно.

И вольер мы начинали строить, когда у нас существенно меньше было белых медведей. Все наблюдали за двумя историями, как специалисты Московского зоопарка спасали этих животных на Диксоне. По большому счёту, это работа, которая дружно ведётся всеми нами. Я не удивлюсь, если сейчас раздастся телефонный звонок и скажут, что на Диксоне ещё один медведь вышел.

Вот того, которого ранили, мы мониторили двое суток до этой стрельбы. Но у нас ещё не отлажено взаимодействие по моменту выхода белого медведя к человеку. Поэтому в этой ситуации получилось так. Человек шёл с ружьём, медведь к нему пошёл. Кинулся он или не кинулся, теперь уже следствие разберётся. Можно и нужно было, я считаю, изымать раньше. Соседство крупного хищника с человеком в любом случае обернётся бедой или для одного, или для другого.

Помойки – лёгкая еда

– А было такое, что белые медведи нападали на людей?

– Ещё как! Но смертельных случаев на моей памяти не было. На Большевике (остров в Арктике) лётчики просто просили нас привезти отпугивающие средства, потому что там трафик белых медведей. Вышел покурить вечером или в туалет, и не знаешь, что тебя ожидает. Самая большая проблема – это помойки, которые в Арктике множатся. А это лёгкая еда для животных.

Правительство сейчас много мер принимает по Арктике, в том числе очищает её от мусора. Поменьше соблазна диким животным.

Арктическое животное крайне не защищено. Это амурский тигр ещё может убежать в тайгу. А в Арктике куда убежишь? Там на вертолёте чуть повыше поднимись, и увидишь всё, что происходит в округе.

До недавнего времени никто медведей из природы и не изымал. Их просто стреляли. «Роев ручей» – один из первопроходцев, что стал медвежат годовалых-двухгодовалых забирать оттуда.

На Урсулу первый сигнал пришёл нам, когда запросили разрешение не на её спасение, а на отстрел. Она вела себя агрессивно, и к нам обратились соответствующие органы. А мы уже сказали: «Зачем её убивать? Давайте спасать».

– Про Монеточку, у которой в пасти застряла банка из-под сгущёнки, за спасением которой следила вся страна, что-то известно?

– Раненый Диксон – это не Монеточка, и уже хорошо. Потому что в какой-то момент подумывали, что это её ранили. Сначала говорили, что это самка.

Мониторили то место, где её высадили. Там и в окрестностях трупик не обнаружен. Рыба, которую ей оставляли, была съедена. Это даёт основание предполагать, что животное окрепло и ушло. Травм сильных, не совместимых с жизнью, она не получила. К сожалению, не удивлюсь, если она вернётся назад, потому что уже познала, что такое халявное питание.

Досье
Андрей ГОРБАНЬ. Родился в 1965 году в г. Коркино Челябинской области. Окончил Красноярский институт цветных металлов и золота им. М. И. Калинина. Трудовую деятельность начал с должности младшего научного сотрудника кафедры института. Стаж руководящей работы составляет 24 года в сфере производства и материально-технического снабжения коммерческих организаций. Занимался бизнесом. С февраля 2013 года назначен директором парка.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ читаемых

Самое интересное в регионах