91

Смерть ходила по пятам. Минусинский район отправил на фронт 25 тыс. человек

Минусинский район отправил на фронт более 25 тыс. жителей. Каждый пятый из них не вернулся.
Минусинский район отправил на фронт более 25 тыс. жителей. Каждый пятый из них не вернулся. / Ирина Якунина / АиФ

Минусинский район отправил на фронт более 25 тыс. жителей. Каждый пятый из них не вернулся: погиб, пропал без вести, оказался в плену. К 76-летию Победы в городе и районе остались всего 16 участников войны, девять жителей блокадного Ленинграда, три узника фашистских лагерей и 370 тружеников тыла.

Даже этих немногих по понятным причинам мы лично не смогли поздравить. Ни один свидетель войны не смог посетить концерт, который организовали участники автопробега совместно с минусинскими артистами. Но в зале были труженики тыла, а также внуки, правнуки и праправнуки победителей.

«Именно так от старших поколений нашей молодёжи передаётся эстафета исторической памяти. Это, по моему мнению, и есть настоящий, а не формальный патриотизм, – сказал постоянный участник автопробега, депутат Заксобрания Владислав Зырянов. – Накануне мы подвели итоги конкурса сочинений «Великой Победе – 75» среди учащихся школ Минусинска и Минусинского района. В районе победу одержала ученица Шошинской школы № 13 Алина Копылова. Она посвятила рассказ своей бабушке, которая в юном возрасте ушла добровольцем на фронт. В городе первое место завоевал семиклассник средней школы № 16 Тимофей Толстихин. Его сочинение отличалось не только литературными достоинствами, но и глубоким эмоциональным отношением к истории своей семьи. Читаю эти работы, и у меня появляется уверенность, что благодаря встречам с ветеранами, глубокому погружению в семейную историю молодое поколение сохранит память о подвиге нашего народа».

«Я видел, как плакали генералы»

Павел Фёдорович Федоренко и его супруга живут в скромной квартире в доме ветеранов в Минусинске. Команда автопробега устроила концерт для него прямо у подъез­да, во дворе дома.

Павел Федоренко
Павел Федоренко Фото: АиФ/ Ирина Якунина

Ветеран с супругой вышли на балкон и там слушали песни Победы. А когда прозвучали все номера и поздравления, мы поднялись к ним в квартиру, чтобы вручить подарки и расспросить о войне.

Павлу Фёдоровичу уже 94 года, говорить ему очень сложно. И всё же, набравшись сил, ветеран делится своими воспоминаниями. В 1944 году ему исполнилось 17 лет, а через три дня его забрали на фронт. Часть роты отправили на запад. А другие, в том числе и он, попали на Дальний Восток. Он был зенитчиком. В армии прослужил 7 лет. День Победы Павел Фёдорович встретил в Новосибирске.

«Я помню, как генералы плакали, – на глазах ветерана появились слёзы. Как будто тот памятный день 9 мая был не 76 лет назад, а сейчас. В эту самую минуту. – Офицеры напоили нас, рядовых, до смерти: «Это вы, рядовые, победу сделали. С одной винтовкой на двоих шли против немецких асов», – так они говорили.

А сам ветеран уверен, что одолеть врага помогла сила духа русского народа.

«У нас деревня была небольшая – Верхний Танай, всего 50 дворов. И три человека звание Героя Советского Союза получили. Мой отец, который тоже прошёл войну, рассказывал, как выдавали одну винтовку на двоих. Убьёшь немца – и заберёшь его оружие. Отец был тяжело ранен. Из госпиталя его выписали и снова забрали на фронт, когда рука ещё была на повязке. Такие люди нужны были на передовой. Он был очень хорошим оружейным мастером. Настоящий сибиряк, сильный, выносливый. На спор лошадь свою на себе перетаскивал. Или дядя Миша, русская душа, взял с собой на фронт наковальню! Дважды был ранен, контужен. Когда война закончилась, люди везли домой трофеи, ценные вещи. А он – свою наковальню. Он прирождённый кузнец, сильный, крепкий, и его мастерство очень помогало на фронте».

Пехотнец, связист, разведчик

Иван Будилин ушёл на фронт в 17 лет. Сейчас ему 98. Его дочь Екатерина говорит, что два года назад он ещё приходил в школу, рассказывал о своём боевом пути. Сейчас ему это делать трудно: возраст. Но сам он ссылается на травму головы, которую получил в бою.

Иван Будилин с дочерью
Иван Будилин с дочерью Фото: АиФ/ Ирина Якунина

«Он же был сильно контужен, попал в госпиталь и месяцев шесть даже не помнил, как его зовут. Но подлечился, и опять на фронт – своих догонял», – рассказывает Екатерина.

Иван Романович воевал на Калининском и Прибалтийском фронтах. Командовал отделением в батальоне связи.

«У него благодарность от Сталина есть за форсирование реки Великой. Нужно было связь протянуть. Рассказывает, что всех построили: кто поплывет? А он знал, что на воде держится хорошо, вот и вызвался. А река широкая и быстрая. Его обвязали проводом, и он поплыл. На середине его начал немец с самолёта обстреливать, он нырял. Говорит: «Чувствую, что силы кончаются. Стал звать, чтобы с противоположного берега свои помогли». Вытянули его. Связь была проложена».

Дочь говорит, что раньше отец много рассказывал о войне и плакал при этом. Особенно вспоминал дикий голод в начале войны. Когда на несколько суток было всего несколько сухарей, и согреться в окопах никак нельзя было. Полевая кухня тогда часто попадала под обстрел противника. У Будилина даже куриная слепота была. Товарищи ему сначала не поверили, что он не видит. А он упал в воронку от взрыва – сослуживцы вытаскивали.

«В разведку отец ходил, «языка» брал. Вспоминал, как одного такого тащили по очереди с ребятами. Говорил: «Тяжёлый фриц тогда попался». А одного поймали, а он ночью сбежал…»

Победу встретил в Курляндии (Литва). Но служба на этом для Ивана не закончилась. Их поезд не доехал до Красноярска – отправили на Дальний Восток, воевать с Японией. Домой вернулся только в 1948 году. Женился, родилось четверо детей.

«Родная мама умерла в 1965-м, мы тогда маленькие были. Но отец нас на воспитание никому не отдал. Три года не женился. Уже мамина мама настояла. И нас растила добрая женщина, своих детей у неё не было, к нам прикипела. Больше 50 лет они с отцом прожили».

100 граммов фронтовых за Победу

Яна Михайловича Сионберга судьба тоже не пощадила. Ему было 10 лет, когда умерла мама, а вскоре, в 1937 году, забрали и отца, посчитали, что семья, в которой было десять детей, жила слишком зажиточно. Так он стал главой семьи и работал наравне со взрослыми в колхозе: сеял, молотил, управлялся с лошадьми.

Ян Сионберг
Ян Сионберг Фото: АиФ/ Ирина Якунина

Когда началась война, ему было 14 лет, в армию его призвали уже в конце войны, и уже по пути на фронт новобранцы услышали весть о победе над Германией. Их полк развернули и отправили на восточный фронт – выбивать японцев с оккупированных территорий. Шли через Монголию в Маньчжурию, где шли бои. По пути освобождали Порт-Артур, Харбин и другие города. Об окончании войны с Японией сообщили, когда они были в поле. После победы всех распределяли на дальнейшую службу. Ян Михайлович входил в группу, которую оставили в Порт-Артуре. Здесь три года стояли в 45-м полку на охране границы Родины. Помнит, что ещё долго были беспорядки в тех местах.

Сегодня ветеран уже мало что может рассказать о тех годах: память стала подводить, но старается по-прежнему сам себя обслуживать, хотя дети и внуки всегда рядом. Буквально накануне нашего приезда ему исполнилось 94 года, он выпил коньячку за своё здоровье. А 9 Мая по традиции соберёт вокруг себя всю семью и обязательно вы­пьет свои 100 граммов фронтовых. У него два сына, четверо внуков, десять правнуков и вскоре должен родиться праправнук. У Яна Михайловича появится уже четвёртое поколение, ради которого он жил и хоть недолго, но отвоёвывал мир.

Охранял завоёванный мир

Под Минусинском есть посёлок Опытное поле. Здесь ещё до революции начали выводить новые плодовые и ягодные культуры для Восточной Сибири. Сейчас здесь живут бывшие мелиораторы Пётр и Любовь Тереховы.

Петра в действующую армию призвали в 1944 году из таёжной деревни в Томской области. В первом же бою на Украине он был тяжело ранен осколком мины в челюсть. Попал в госпиталь.

Пётр и Любовь Тереховы.
Пётр и Любовь Тереховы. Фото: АиФ/ Татьяна Бахтигозина

«Папа вспоминал, что койки для него не было. И один из бойцов уступил ему своё место, точнее, они спали «валетом». 13 дней к отцу врачи не подходили – считали безнадёжным. Только когда очнулся, прооперировали. В госпитале он пробыл больше трёх месяцев», – рассказывает его дочь Татьяна. Сам Пётр Фёдорович о своей службе вспоминал неохотно, только плакал, когда спрашивали. По словам Татьяны, лишь на его 90-летие она что-то выспросила и записала.

После госпиталя Петра отправили учиться на танкиста. Война закончилась. А Терехова на тяжёлом танке отправили в Германию. Там он ещё пять лет охранял завоёванный нашей страной мир. Был комсоргом. За отличную службу и работу главнокомандующий группой советских войск в Германии Василий Чуйков вручил ему фотоаппарат.

После демобилизации Пётр Фёдорович поступил в Томский техникум, где и познакомился с будущей женой Любой.

«Мама во время войны была ребёнком. Они жили в глухой тайге. Старшие уходили в шахту работать, а она оставалась с двумя младшими. И всё время боялась, что придут бандиты. На её долю тоже много выпало. Несмотря ни на что, родители получили хорошее образование, нас троих вырастили, с внуками понянчились, правнуков увидели».

«Своя земля силу даёт»

В доме инвалида войны Михаила Николаевича Падерина и его супруги Надежды Георгиевны идеальная чистота, хотя им обоим уже за 90. В огороде ни травинки, ни соринки, а в доме уютно и тепло – русская печка согревает даже в лютые морозы. И хотя у ветерана есть квартира в городе, они предпочитают жить на земле: она силу даёт.

«Труд сделал человека человеком, и пока мы шевелимся, мы живём, – говорит ветеран. – Вот сейчас отлежусь немного и встану».

Михаил Николаевич Падерин и его супруга Надежда Георгиевна
Михаил Николаевич Падерин и его супруга Надежда Георгиевна Фото: АиФ/ Ирина Якунина

Когда мы приехали, Михаил Николаевич уже два дня лежал с температурой, но нас всё равно ждал: для него любое общение как лекарство. Сначала говорил тяжело, а под конец даже улыбался своим воспоминаниям о Победе: «Эмоций было много, плакали и смеялись, обнимались и целовались – такой груз с плеч свалился».

Но сначала были долгие военные годы. Его призвали в августе 1942-го. Сначала попал в СибВО, в станково-пулемётном полку был вторым номером. Готовили партиями, каждые три месяца отправляли на фронт уже в звании сержанта. Но до них никак очередь не доходила. Даже пробовал бежать на фронт, но его снова вернули и посадили на гауптвахту. И только в конце войны в числе других отправили на восточный фронт. Назначили командиром стрелкового взвода, в задачи которого входило выгнать японцев с китайской территории. В августе 1945-го Николай Падерин получил тяжёлое ранение в голову, кровь из вены била фонтаном. Его спасли, правда, победу над Японией, 3 сентября, он встретил уже в госпитале.

Если бы не болезнь, Михаил Николаевич надел бы к нашему приходу пиджак с наградами. Здесь медаль «За победу над Японией», два ордена Красной Звезды и один – Отечественной войны I степени.

Со второй женой они вместе уже больше 30 лет. Познакомились на работе в собесе, где Михаил Николаевич был заведующим, а она – его помощницей. Надежда Георгиевна – труженица тыла, ей было всего 10 лет, когда началась война. Отца забрали в трудармию, а семеро ребятишек всю войну, а потом и после, сильно голодали. Хоть старшие и работали, но всё шло на фронт.

«Как весна начиналась, мы копали корешки, ели цветы – саранки, петушки, васильки. Зимой копали картошку из-под снега, мама сначала пробовала, картошка это или земля. Собирали колоски и зёрнышки, так и выжили. Никакой работы не боялись и сейчас не боимся», – говорит женщина.

Ждите точного адреса

Вере Михайловне Похабовой было 10 лет, когда началась война. Старшего брата призвали в армию за два месяца до того, как Германия вторглась на нашу землю.

Вера Михайловна Похабова.
Вера Михайловна Похабова. Фото: АиФ/ Ирина Якунина

От него пришла лишь фотография, на которой написано: «Ждите точного адреса для писем, пока не знаем, куда нас отправят бить фрица». А после он пропал без вести. Отец задолго до войны, так что дети рано начали работать. Ухаживали за полями, где рос табак. «Когда пололи его, ещё ничего, а когда пасынковали и убирали, кровь постоянно шла из носа – такой он ядовитый».

Сначала семья: женщина и две её дочери – ещё питалась неплохо, но когда украли корову, стало невмоготу: сил не было на работу. Не выдержав голода, мать с соседками собрали немного колосков для детей. Одну их них сразу же поймали и дали 5 лет лагерей, остальные успели спрятать собранное.

Председатель колхоза сжалился над вдовой и отправил её с дочерью на заезжую, где останавливались повозки с лошадьми, которые возили зерно. Там девочка вместе с матерью убирала за животными, поила и кормила их. Тут же была корова, курочки – так и выжили.

Детей бросали в душегубки

Фёдор Черников официально имеет статус «труженик тыла». Но сам он себя называет оккупационником. Когда началась война, мальчику было 11 лет. Жил он с родителями, братьями и сёстрами в станице, в Краснодарском крае. Советская армия стремительно отступала.

Фёдор Черников.
Фёдор Черников. Фото: АиФ/ Ирина Якунина

«Немцы вошли ночью. Тишина, все мёртво. Связи не было, при отступлении все провода обрезали. И вот «клоц-клоц»: первой вошла кавалерия, потом мы услышали гул техники. Многие наши попряталась. А я залез на дерево и смотрел. Много полицаев было из тех, кто дезертировал из армии, предателей. Были зверства, конечно. Особенно страшно было уже в 1943-м, когда советская армия наступала. Немцы тогда начали применять машины-душегубки (потом я уже прочитал, что как раз в Краснодарском крае они впервые это сделали). И всех подряд детей, подростков хватали – и туда, через полчаса мёртвых выгружали. Всё это своими глазами видел».

После окончания войны Фёдор Антонович служил в войсках МВД. И ему пришлось столкнуться с полицейским, который служил немцам в его родной станице.

«Мне со своим отделением приходилось обеспечивать военный трибунал. Так я познакомился с делом предателя, который орудовал в нашей Отрадной. Его приговорили к расстрелу. Я лично конвой вёл после суда, сдал его в Запорожье».

Геренальный партнер

 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

                     
        Самое интересное в регионах