aif.ru counter
24.02.2016 16:44
478

Солдатские байки. Известные красноярцы к 23 февраля вспоминали про армию

«АиФ на Енисее» №7 (1840) 24/02/2016
Солдатские портянки.
Солдатские портянки. © / Анатолий Белоногов / АиФ

Сдали ишаки

Алексей МАКСИМЕНКО, актёр красноярского театра им. Пушкина, режиссёр:

 Алексей Максименко верхом на одном из тех самых ослов.
Алексей Максименко верхом на одном из тех самых ослов. Фото: Из личного архива

«Летом 1987 года на одной из войсковых операций в Афганистане мы заняли позицию на берегу реки Кабул. Днём разведали окрестности и обнаружили километрах в двух арбузную бахчу. В пять утра, пока офицеры спали, впятером выдвинулись на «операцию». Пошли без оружия, резонно рассудив, что с ним это реальное мародёрство - статья. А так, ну выговор, «губа», максимум штрафбат. Бахча выходила одним боком на обрывистый берег реки Кабул, куда мы и стаскали штук 20 арбузов. И тут из дувала (глинобитный забор) выскочил афганский старик и с палкой кинулся на нас. Мы с обрыва арбузы побросали в воду и сами за ними - в бурное течение. Ощущение сумасшедшее: мы без оружия - страшно, весело до безумия, оттого, что придумали, как «слинять». Плывём - балдеем.

Накормили всех, корки арбузные спрятали под камнями - все счастливы! Проснулись офицеры, видят: пятеро мокрых. Мы что-то придумали. А через пару часов откуда ни возьмись идут упрямо к нам два ишака. Мы оседлали их, сделали фото на память. А они, сволочи, оказывается, на запах арбузный пришли. Раскопали наши корки и всех нас сдали».

Армейская смекалка

Павел АРТАМОНОВ, атаман Енисейского войскового казачьего общества:

«Дело было в советской Украине. Пришли курсанта старшего курса с гауптвахты забирать. Посадили, потому что безобразничал. Начальник решил его «домурыжить», не выдавал документы. Из кабинета в окно показывает на пустую бочку возле пожарного щита. Даёт времени короткий отрезок, чтобы он 200-литровую ёмкость заполнил водой. Через пять минут курсант приходит: «Товарищ капитан, ваше приказание выполнено». Выглядывает начальник в окно - бочка полная. Отдаёт документы, а самого мысль гложет, как за такое короткое время он бочку наполнил, ведь так быстро даже из шланга не нальёшь. Пошёл к бочке, оказалось: курсант её вверх дном перевернул и сверху налил воды, а из окна видно: бочка до краёв полная».

Задобрить духа

Александр НЕГРУЦКИЙ, директор Красноярского кадетского корпуса:

Когда служил в армии, мы часто выезжали на государственные полигоны. Выполняли боевые стрельбы, где проверялась наша боеготовность и знание техники. Один из таких полигонов был в Забайкалье. Приходилось совершать марш-бросок 150-200 км на технике. Во время выездов была любопытная традиция. Мы проезжали серьёзный перевал в районе Яблоневого хребта. И на самой высокой точке росло огромное дерево. Рядом всегда останавливались на привал. Подходили к дереву, повязывали на ветви цветные тряпочки и обязательно бросали под дерево деньги, некоторые и бумажные купюры привязывали на ветки. Своего рода дань духу какой-то горы, который якобы обитал в этом дереве. А были советские времена, когда господствовала атеистическая идеология. Тем не менее все командиры частей и дивизионов, начальники политотделов и замполиты, солдаты выполняли ритуал. Считалось, если не задобрить духа, то стрельба на полигоне будет неудачная.

Как-то в очередной раз мы остановились возле дерева. Выполнили традицию, и колонна двинулась дальше, а наша группа отстала, двигатели перегрелись, решили их охладить. Минут через 20 видим, как из ближайшей деревни приезжает на велосипедах ватага мальчишек и собирает все деньги. А сумма немалая. Ведь бросали более пятисот человек - даже если по рублю, по тем временам приличный «улов». И ездили много частей с интервалом неделя-две. Мы, конечно, рассказали об этом коллегам. Но традицию попросить удачи в стрельбе невозможно было отменить!»

Добровольцы поневоле

Игорь АСТАПОВ, руководитель ТК «Телесфера»:

«Призывался я после университета из Норильска в 1987 году. Почти полторы недели провёл в Красноярске на призывном пункте. Cлиняли в самоволку. Нас хотели наказать, но «сплавили» в первую попавшуюся команду. Забрал новобранцев загадочный капитан, который на все вопросы отвечал: это «военная тайна».

В поезде стали определять, куда едем. Выяснили, что на запад. Капитан молчит. Проехали Новосибирск, Екатеринбург… Приехали в Москву - уже неплохо. Капитан молчит. Перевёз нас на Савёловский вокзал, завёл в электричку. Понимаем, что далеко от Москвы не уедем. Капитан мне как старшему по возрасту отдал на хранение свой портфель, сказал, что до отправления 20 минут, и пошёл звонить в часть, чтобы нас встретили. Вышел на перрон, двери электрички захлопнулись, и мы поехали…

Пункта назначения не знали. Пассажиры стали над нами смеяться. Я сказал парням, что никому не командир, но будет правильнее доехать до армии. Решили вскрыть портфель, вдруг там разгадка, куда нас везут. А он закрыт на ключ. Взломали, достали бумаги, узнали номер части, адрес. Обратились к пассажирам, те подсказали: выходить в Лобне, там на 21-й автобус, ехать до Чашникова. Приехали, нашли. Дневальные на КПП позвали дежурного по части, прибежали люди из штаба, прапорщики из учебных рот. Им было жутко интересно, что за «добровольцы» пожаловали. Когда назвали фамилию капитана, они все начали хохотать: «О, этот может»!

Потом комбат отвёл нас в клуб и сказал: «Мы вас сейчас будем распределять по ротам. Это будет как на невольничьем рынке. Фактически аукцион». Указал на меня: «Дороже всех будешь стоить ты». Я удивился, а он смеётся: «Ещё ни дня не служил, а тридцать человек организовал, выяснил маршрут, всех привёл, никого не потерял. Толковый будешь солдат»! И там я прослужил два года. Уволился старшиной. Кстати, потерявшийся капитан нашёлся и оказался замполитом нашей роты».

Медведь-пассажир

Виктор ЯКУШКИН, священник:

«Эту реальную историю я услышал, когда служил в Мурманской области на военно-морской базе. С нами вместе на дежурстве был механик с подводной лодки, подполковник, капитан второго ранга. Геннадий накопил на новую машину и поехал её покупать в Санкт-Петербург. На обратном пути дорога шла через Карелию, вокруг одни сосны, впереди на пути никого, как в Сибири. Дело было ближе к зиме, он остановился отойти в лес по малой нужде. Дверь машины не закрыл, а оттуда, видимо, тепло шло, и пока он ходил, в салон залез медведь.

Виктор Якушкин.
Виктор Якушкин. Фото: Из личного архива

Механик не знал, что делать. А оделся легко, начал замерзать, стал уже молиться. И тут подъехала машина с тремя охотниками. Предложили план действий: «Мы бабахнем вверх, а с другой стороны откроем дверь, чтобы медведь выскочил». Выстрелили, но медведь не выскочил, а изорвал всё в салоне и перепачкал от испуга, выбил другую дверь и ушёл в лес».

Испытание бомбой

Дмитрий МИНДИАШВИЛИ, заслуженный тренер СССР:

«Я служил в армии, когда это было почётной обязанностью каждого молодого человека. Служили тогда три года, в настоящих спартанских условиях. Ежедневно вставали в шесть утра и совершали пробежку и зарядку в любое время года. Самое запоминающееся событие произошло в конце службы. Принимали участие в строительстве Семипалатинского полигона, где планировали испытывать атомную бомбу. А в ноябре 1955 года нас как отличников полковой школы взяли на испытания.

Нас уложили спиной к предполагаемому взрыву и запретили смотреть в ту сторону. А день был ясный… На какое-то мгновение всё вокруг стало тёмным, как ночью, и одновременно зажглась огромная настольная лампа, которая затмила белый свет, и последовал тройной взрыв, как при грозе. Ощущение было, что проваливается земля… Страшно… Я не смотрел в сторону взрыва, а те, кто рискнул, получили воспаление глаз и на какое-то время даже ослепли. Потом мы подписывали документ о неразглашении информации на семь лет».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество