Примерное время чтения: 9 минут
394

«У каждого есть своя Лиза». Откровения волонтёра о поиске пропавших детей

«АиФ на Енисее» №8 (2257) 21/02/2024
Если ребёнок стал жертвой преступника, у него есть только три часа, чтобы не пострадать, и сутки, чтобы не погибнуть.
Если ребёнок стал жертвой преступника, у него есть только три часа, чтобы не пострадать, и сутки, чтобы не погибнуть. / Галина Филиппова / Из личного архивa

Галина Филиппова хорошо знает, что значит потерять ребёнка. Во время Всесоюзных соревнований по парусному туризму, проходивших на Обском водохранилище в 2010 году, пропал её трёхлетний сын. «Это было пять с половиной часов ада, но его нашли живым и здоровым», – вспоминает она. И всё-таки не это привело её в поисковый отряд «ЛизаАлерт» она рассказала корреспонденту krsk.aif.ru.

Украл из детского сада

Татьяна Фирсова, krsk.aif.ru: Галина, что случилось с вашим сыном?

Фото: Из личного архивa/ Галина Филиппова

Галина Филиппова: После соревнований по парусному туризму, в которых мы с мужем заняли призовое место, готовились к награж­дению. Я забралась в палатку, чтобы надеть парадную футболку. Вышла, а сына нет. Наш ребёнок не оставался без надзора, был на берегу с папой, дядей и старшей сестрой.

Вызвали полицию, МЧС, поисковых отрядов тогда не было. Проверили все палатки, близлежащие кусты, туристы отправились прочёсывать лес. Оказалось, пока я переодевалась, сын залез в лодку к нашему другу Владимиру. Он его не заметил и отправился на острова, обнаружил, когда причалил.

Тут же отправились обратно, но связи не было. Сообщил о сыне спустя пять с половиной часов, когда связь появилась. Всё это время шли поиски ребёнка. 

– Поэтому вы стали волонтёром?

– Не поэтому. В 2014 году я вышла на поиск трёхлетней Вики Вылегжаниной, которую в Томске из детского сада украл маньяк-педофил. Девочка погибла. Какой нормальный человек останется дома, если так страшно пропал трёхлетний ребёнок? Даже если бы не было истории с моим сыном, пошла бы её искать.

После этого осталась в отряде «ЛизаАлерт», который был создан в 2010 году теми, кто искал пропавшую в Орехово-Зуево четырёхлетнюю Лизу Фомкину. Её нашли на девятые сутки погибшей, девочка не дождалась помощи всего несколько часов. Отряд назвали в честь девочки, Алерт – сигнал тревоги.

– Как появился отряд в Красноярске, организатором которого вы стали?

– Я была координатором «ЛизаАлерт» в Томске. Когда в 2017 году переехала в столицу края и узнала, что здесь такого отряда нет, решила, что он нужен. Отправной точкой стал случай с дедушкой, который потерялся в Красноярске. В Иркутске, куда он прилетел к сыну из Томска, у него случился инсульт. После лечения его отправили домой самолётом. Борт делал посадку в Красноярске, где дедушка и вышел.

Начался поиск. По ориентировкам его узнала одна красноярка, купила ему билет на поезд до Томска, была рядом, кормила, пока не посадила в вагон, и на станции Тайга проводники передали его родственникам.

На первое собрание в июле пришли шесть человек, среди них были принимавшие участие в поисках дедушки и девушка, которая его нашла. Через три дня мы отправились в Емельяновский район, где нашли живым пенсионера, потерявшегося в лесу. До окончания сезона обнаружили более 20 человек.

Медлить – значит хоронить

– В каких городах края есть обученные добровольцы?

– В Норильске, таких за полярным кругом больше нет. Ребята делают потрясающие вещи: ищут и находят людей в тундре, Дудинке. Очень сильное подразделение в Ачинске, также есть в Сосновоборске, Канске и других районах края.

Списочный состав – 150 человек, но на поиски могут выйти одновременно 3 тыс. человек. Считаю, это мало для такого огромного края. Отряды должны быть в каждом городе и районе. Представляете, что может произойти, пока мы восемь часов будем ехать до Шушенского? Если там будет группа, она сразу отправится на поиски.

Мы говорим: «Медлить – значит хоронить» и «Чужих детей не бывает», – поэтому самая большая ценность в таких случаях – время и люди. Когда совсем сложно выехать в дальний район, в ту же Эвенкию, отправляем карты и алгоритм действий полиции и главе поселения.

Занимаемся развитием картографии, есть группа информационных координаторов и координаторов спецназначения, проверяющая подвалы, школа безопасности, люди, которые выезжают только на ночной патруль.

Сутки, чтобы не погибнуть

– В начале февраля вы разыс­кивали двух девятилетних мальчишек. Чуть позже ещё одного. Насколько сложными были поиски?

– Это всегда сложно, потому что не знаем, криминальный это случай или нет. По статистике, преступлений, связанных с педофилией, намного меньше, чем других происшествий, когда, например, дети тонут. За прошлый год в крае утонули 54 ребёнка. Ну куда это годится?

Ребёнку в девять лет достаточно ямы от столба, чтобы погибнуть. Ступил на лёд и провалился, или ушёл в лес и замёрз. Если ребёнок стал жертвой преступника, у него есть только три часа, чтобы не пострадать, и сутки, чтобы не погибнуть.

Мы учим детей, с кем можно, а с кем нельзя ходить. Свои – это мама, папа, дедушка, бабушка, тётя Маша. С остальными даже разговаривать нельзя. Фото: Из личного архивa/ Галина Филиппова

– В 2021 году первоклассника увёл со двора дома уголовник, прятал его в «Доме Ленина» на ул. Марковского в Красноярске. Мальчика волонтёры нашли живым через сутки. То есть не опоздали?

– Преступник тогда не успел ничего сделать, но у этой истории есть и другая сторона. Уголовник ходил за мальчиком больше недели, и никто из взрослых не обратил на это внимания. Выяснили, посмотрев записи камер видеонаблюдения.

Это проблема доверительного отношения детей к взрослым, их понимания, где свой, а где чужой и незнакомый. Поэтому мы учим детей, с кем можно, а с кем нельзя ходить. Свои – это мама, папа, дедушка, бабушка, тётя Маша. С остальными даже разговаривать нельзя.

Если ребёнка куда-то тащат, он должен кусаться, драться, пинаться, бить окна, кричать: «Я тебя не знаю!». Дети имеют на это право, потому что защищают свою жизнь.  

Знаете, какими описывают дети преступников на занятиях? Это мужчина с автоматом, ножом, злыми глазами. Но история знает случаи, когда женщины приводили детей к педофилам и сами развращали и мальчиков, и девочек.

В статистике по педофилии истории с тренерами, соседом, отчимом. Это же были знакомые, поэтому опасаться надо всех.

Назови пароль

– Как ребёнок может узнать, кто свой, кто чужой?

– Придумайте пароль. Если взрослый его не назовёт, ребёнок разворачивается и уходит, сразу звонит родителям. Это самое простое, но очень хорошо работает.

Мы готовы абсолютно бесплатно провести беседы по безопасности для детей и родителей в любой школе, нужно только позвонить по телефону 8-800-700-54-52. Добавлю, что нам не пришлось искать ни одного ребёнка, который прошёл наши мероприятия.

– И всё-таки почему дети уходят из дома, особенно маленькие?

– В основном потому что ими движет страх. Они боятся, что их будут ругать из-за полученной двойки, порванной куртки, учебника. На кого-то действительно сильно кричат за какие-то провинности, а кто-то боится «за компанию». Причём даже те, кого и пальцем никогда не трогали. Родителям стоит задуматься, стоит ли жизнь ребёнка курт­ки или порванного учебника.

Маленькие дети часто уезжают не туда. Поэтому ни в коем случае нельзя забирать у ребёнка телефон, чтобы он мог позвонить родителям. Если мама услышит, что ребёнок не знает, где находится, она должна сказать: «Прочитай табличку на ближайшем доме, стой там и жди меня». И тут же должна бросить всё, схватить такси и примчаться за своим солнышком.

У каждого своя Лиза

– Какие случаи из вашей прак­тики больше всего запомнились?

– В Томске я была координатором поиска пятилетней девочки. Она собрала свои книжки в чемодан на колёсах и написала родителям записку печатными буквами. С ошибками, но смысл был следующий: «Мама и папа, мир слишком хорош, ушла его смотреть». Мы быстро нашли эту милейшую барышню. (Улыбается.)

Искала девочку, которую в одном из регионов украл и увёз педофил. Подняли шум в СМИ, расклеили ориентировки преступника. Полицейские «гнали» его в течение полутора суток, отслеживая по видеокамерам. Он боялся остановиться и не тронул девочку, она осталась жива и не пострадала.

Знаете, у поисковиков есть присказка, что у каждого есть своя Лиза. У меня тоже. Два ребёнка – Ася и Валера, и дедушка Григорий Степанович, которых я нашла погибшими. Поэтому лично мне важно понять: не успели, не смогли или не успели бы в принципе. Как это случилось с дедушкой, которого мы искали пять дней, а он погиб от сердечного приступа.

А когда в рации звучит: «Найден, жив!» – это всегда чудо, радость и восторг. Если слышишь: «Требуется эвакуация. Успели и донесли», – понимаешь, что человеку и его семье дали шанс жить дальше.  

Досье
Галина ФИЛИППОВА. Родилась в 1976 году в Томске, в семье военного. Окончила Томский педагогический институт, факультет культуры и искусства. В 2017 году организовала подраз­деление отряда ДПСО «Лиза­Алерт» в Красноярске. Пеший волонтёр-поисковик, старшая поисковой группы, старшая направления «Внешние связи». Замужем, двое детей: дочь Ульяна, сын Всеволод. Работает дошкольным педагогом.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ читаемых

Самое интересное в регионах