211

«Все думали, что я умру». Двухлетняя Таня чудом пережила блокаду Ленинграда

«АиФ на Енисее» №36 (2129) 08/09/2021
Отец Татьяны Фёдоровой вместе с однополчанами запечатлён внутри поверженного фашистского рейхстага.
Отец Татьяны Фёдоровой вместе с однополчанами запечатлён внутри поверженного фашистского рейхстага. / Михаил Фатеев / Из личного архива

Её мама погибла от голода в блокадном Ленинграде. Отец дошёл до Берлина и штурмовал рейхстаг. Маленькая Таня чудом выжила в осаж­дённом городе, а после снятия кольца блокады её разыскали и выходили родственники.

После войны она окончила один из ведущих вузов страны и приехала в Сибирь, где всю жизнь работала в «космической» фирме: участвовала в создании спутников связи, навигации и геодезии. Это не сюжет художественного фильма, а линии судьбы Татьяны Фёдоровой – председателя железногорского совета жителей блокадного Ленинграда. Их всё меньше с каждым годом. Поэтому так важно сохранить их воспоминания: это наша история и урок мужества.

Выжившая

Фото: АиФ/ Марина Володина

Таня Фатеева родилась в 1940 году в Ленинграде. Семья жила в самом центре города на Неве – на улице Халтурина (сейчас Миллионная), по соседству с Марсовым полем и Дворцовой площадью. Отец, Михаил Фатеев, прошёл финскую войну, а когда фашисты напали на Советский Союз, сразу ушёл на фронт. Мама Александра, старшая сестра Оля и Таня оказались в кольце блокады. Таня была слишком мала и почти ничего не помнит о тех страшных днях, когда жители Ленинграда умирали от голода и холода, но не сдали врагу родной город. А вот старшая сестра Оля, которой тогда было восемь лет, никогда не сможет забыть, как летом 1942 года умерла от голода мама. Её похоронили в братской могиле, как и других: каждый день умирало так много людей, что тела просто складывали штабелями…

После того как мамы не стало, Олю эвакуировали, а Таню отдали в детский дом, потому что решили: малышка не жилец.

«Все думали, что я умру, – спокойно, без эмоций говорит Татьяна Михайловна. – В детском доме по улице Скороходова положили меня в уголочек – умирать, но я выжила».

После снятия блокады в 1944 году Таню разыскали родственники. За девочкой приехала тётя Зина, родная сестра отца – двойняшка. При выписке из детдома Таниным родным выдали справку. Оригинал не сохранился, осталась только копия. Вот что довелось перенести малышке: «Фатеева Таня, 4 года. Родилась в Ленинграде. Перенесённые заболевания: ветрянка – 1943 год. Цинга в тяжёлой форме – 1942 год. Колит, дистрофия 2-й степени – 1943 год».

«Помню, как тётя Зина везла меня из Ленинграда в Москву. Поезд назывался «Красная стрела», – вспоминает тот день Татьяна Фёдорова. – Мне подарили капор, украшенный атласными лентами. Cидя на полке в купе, я восхищённо разглядывала этот сказочно красивый капор. В Москве на Павелецком вокзале нас встретили другие родственники. А с вокзала мы отправились в город Елец, где жила бабушка – мама отца». 

Смородина для «микаши»

Таня оказалась очень похожей на папу, которого звали Михаилом, и бабушка Аня говорила о внучке: «Вылитый Микаша». Татьяна Михайловна навсегда сохранила в памяти доброту, которую к ней, сироте, проявили родные.

«Я была очень тощая, страдала малокровием, и меня всё время водили по врачам, – рассказывает она. – А врачи были из тех, кого не призвали в армию: бывшие гимназистки, которые получили образование ещё до революции. Лекарств никаких не было, да и о полноценном питании можно было лишь мечтать: шла война. В сад попала бомба, но уцелели кусты. И врач посоветовала родным: «Если осталась чёрная смородина, соберите ягоду и поставьте ведро перед девочкой, пусть ест, сколько хочет». А смородина – это же кладезь витамина С! Очень нравилось мне жевать смолу вишни, до сих пор помню её коричневато-янтарный цвет и сладкий вкус».

Постепенно Таня пошла на поправку. Девочка мечтала о велосипеде, и однажды родственники ей подарили двухколёсный велосипед. Он был женским, без рамы, и Таня сама смастерила раму из доски, чтобы катать своих кукол.

Мама Александра Фатеева с дочерьми Таней и Олей. Блокада беспощадно отняла детство девочек и жизнь матери. Фото: Из личного архива/ Татьяна Федорова

«Считаю, мне повезло в жизни: осталась жива, меня нашли родственники, которые растили с добротой, а я стремилась помогать взрослым. Они целыми днями работали, а я следовала их примеру, – вспоминает Татьяна Михайловна. – Приходилось воду из колонки носить, огород копать. Печь топили углём, и я сама колола уголь – то молотком, то обухом топора».

Здравствуй, Ленинград!

Михаил Фатеев в это время был на фронте и ничего не знал о судьбе жены и дочерей. Лишь после Победы родные узнали, что он участвовал в штурме рейхстага и был ранен. Долго не приезжал к родным в Елец. Татьяна лишь спустя много лет догадалась, почему. Семья до революции была зажиточной, дед работал в Японии, японцы его называли «русским колоссом». Он в 30-е годы исчез, сбежал из семьи, иначе их могли репрессировать. Отец был коммунистом, ему приходилось быть осторожным, чтобы не навлечь на себя и близких неприятности. Таня встретилась с отцом, когда ей было лет двенадцать.

После окончания школы она вернулась в родной Ленинград, в коммуналку на улице Халтурина, где жил вернувшийся с фронта отец. Он женился на однополчанке. Там же жила и сестра Ольга, которая вышла замуж и родила ребёнка. Как только Таня приехала, её сразу заставили нянчиться с племянницей.

Отношения в семье были напряжёнными, и Тане рано пришлось стать самостоятельной и самой зарабатывать на жизнь. Попробовала устроиться на завод, но 17-летнюю девчонку не приняли. Тогда Таня поступила в техническое училище, окончила его и три года работала токарем на заводе, где изготавливала детали для самолётов.

Пара из «Военмеха»

Молодёжь стремилась к знаниям, молодые заводчане после работы шли учиться. Татьяна сдала математику на «отлично» и поступила в Ленинградский военно-механический институт – прославленный «Военмех», на машиностроительный факультет. Там познакомилась с будущим мужем – Виктором Фёдоровым, с которым училась в одной группе.

«У нас фамилии на букву «Ф» – Фёдоров и Фатеева, мы часто оказывались в одной и той же группе на лабораторных работах, так и сблизились, – говорит Татьяна Михайловна. – На четвёртом курсе поженились, на пятом курсе родился сын. Нас распределили в город Красноярск-26, на НПО прикладной механики – ныне АО «ИСС имени академика М. Ф. Решетнёва». Почти тридцать лет проработала инженером-конструктором, ветеран предприятия, имею звание «Ветеран труда».

К сожалению, женская судьба оказалась не безоблачной. Семья распалась, не сложились отношения и во втором браке. Троих детей Татьяна Михайловна вырастила и поставила на ноги сама. Старшие сын и дочь живут и работают в Москве, есть внуки.

Память о блокаде

Уже будучи на пенсии, Татьяна Михайловна вошла в состав городского общества блокадников Железногорска, затем подключилась к работе общества жителей блокадного Ленинграда предприятия. Тогда блокадников в городе было значительно больше, но время неумолимо: поколение уходит. Сейчас в Железногорске осталось всего семь человек, переживших блокаду, их возраст – от 81 до 88 лет. 

«Встречаемся и отмечаем памятные даты: день начала блокады Ленинграда – 8 сентября 1941 года, прорыв блокады – 18 января 1943 года и окончательное снятие блокады – 27 января 1944 года, – рассказывает она. – Выезжаем в Красноярск, где установлен памятник жителям блокадного Ленинграда. Когда читаю книги о блокаде, смот­рю фильмы, не могу удержать слёз. Надо говорить об этом с молодёжью, чтобы она не забывала нашу историю и гордилась подвигом старшего поколения».

Справка
Блокада Ленинграда длилась 872 дня – с 8 сентября 1941 года по 27 января 1944 года. С 20 ноября по 25 декабря 1941 года размер продовольственного пайка составлял: рабочим – 250 граммов хлеба в сутки, служащим, иждивенцам и детям до 12 лет – по 125 граммов. За годы блокады, по разным данным, погибли до 1,5 млн человек. Только 3% из них погибли от бомбардировок и артобстрелов; остальные 97% умерли от голода.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах