Примерное время чтения: 6 минут
1464

Запивают плов кока-колой. Учёный из Сибири рассказал, как живет Афганистан

«АиФ на Енисее» №49 (2246) 06/12/2023
В Афганистане до сих пор дрова продают на вес.
В Афганистане до сих пор дрова продают на вес. Русское географическое общество

Павел Кочкарёв родился в семье учёных. Родители – доктора наук, дедушка и бабушка – известные в Таджикистане академики. Дед, в честь которого его и назвали Павлом, – Герой Социалистического Труда. Сам он семь раз ездил на Донбасс с гуманитарной помощью, а недавно вернулся из Афганистана, где не был сорок лет. Говорит, что было интересно посмотреть, что стало со страной, и сравнить, как живут сейчас афганцы и чему их научили американцы.

Под грифом «секретно»

Татьяна Фирсова, krsk.aif.ru: Павел Владимирович, получается, что выбор профессии для вас был предопределён с рождения?

Павел Кочкарёв: С семи лет я ездил с мамой и бабушкой в экспедиции на Памир, на таджикско-афганскую границу. Первый раз попал в Афганистан, когда мне было девять лет, страной тогда правил падишах Мухаммед Захир-Шах.

В 1968 году учёные Всесоюзного НИИ охотничьего хозяйства и звероводства из Кирова на Памире занимались акклиматизацией шиншиллы. Они рассказали мне о специальности охотоведа, и я решил им стать. Поступил в Кировский сельскохозяйственный институт, а на следующий день после выпускного ушёл служить в армию. Тогда я уже был членом КПСС, кстати, партбилет храню до сих пор.

Отслужив, работал в Академии наук Таджикской ССР в институте зоологии и паразитологии. Экспедиции, в которых трудился, проводились в том чис­ле и на таджикско-афганской границе.

Поскольку её протяжённость очень большая, были на Восточном Памире, в Большом Индийском, или Ваханском, коридоре. Там занимались отловом мигрирующих птиц и летучих мышей, чтобы выявить, не переносят ли они на территорию СССР всевозможные арбовирусы.

Работали на Гиндукуше в северо-восточной части Афганистана. Исследовали перенос блох на сурках и дикобразах, так как блохи – истинные переносчики чумы.

Рядом на территории Пакистана американцы и их союзники занимались разработками новых методов ведения биологической войны, как и сейчас на Украине.

– Получается, что уже в то время Штаты занимались разработкой биологического оружия?

– Конечно. Я вполне уверен, что птичий грипп и коронавирус были видоизменены в наши дни, как и многие другие экзотические заболевания. Перед нами, учёными, стояла задача выяснить, какие пернатые и какие летучие мыши могут быть их переносчиками, угрожают ли они жизни людей. Исследования проводились под патронажем Министерства обороны.

«Спасибо, шурави»

– В этом году вы побывали в Афганистане, где в 2021-м к власти пришла запрещённая в РФ террористическая организация Талибан. Почему решили туда съездить?

– Интересно было посмотреть, что стало со страной, в которой не был сорок лет, и сравнить, как жили афганцы тогда и сейчас, чему их научили американцы. Взял отпуск, получил с товарищем визу в афганском посольстве, и мы отправились по местам, где бывали, где погибли наши товарищи.

Посетили Герат, Мазари-Шариф, были в Кундузе, Панджшерском ущелье. Хотели посетить мавзолей Панджшерского льва (Ахмада Шаха Масуда), который сначала воевал с советскими войсками, а потом понял, что с Россией нужно дружить. Но в мавзолей не попали, потому что его вход заварили решёткой.

В Панджшерском ущелье стоит подбитая советская техника.
В Панджшерском ущелье стоит подбитая советская техника. Фото: Русское географическое общество

– И что изменилось за эти годы?

– Поразило, что американцы за 20 лет научили афганцев запивать плов кока-колой, а не чаем, как это принято в мусульманских странах. Кроме того, в Герате они построили музей джихада, где через панорамы, диорамы рассказывается о псевдоборьбе афганцев с советскими войсками.

Там же представлена галерея картин, на которых шахиды (смертники) выступали против нас. Музей потряс меня до глубины души, потому что сами афганцы с большой теплотой вспоминают времена, когда в их стране были шурави, так они называли советских людей.

Признаюсь, долго не хотел надевать тельняшку, которую привёз с собой. Местные жители, как только меня в ней увидели, стали называть шурави. В их памяти так и остался образ нашего воина в тельняшке, который никакой американец вытравить не сможет.

Во времена СССР советскими специалистами в стране были построены дороги, мосты, жилые дома, школы, больницы, промышленные предприятия, аэродромы, знаменитый мост Пули Дусти, тоннель через перевал Саланг. Даже вооружение сегодня у талибов советское.

Фото: Русское географическое общество

Афганские друзья подарили мне пуштунку – плоский головной убор, на нём было вышито: «Спасибо, шурави».

Американцы за 20 лет, кроме гибели ни в чём не повинных людей, ничего не принесли этому народу. Я семь раз ездил на Донбасс с гуманитарной помощью, у меня там воюет старший сын. Но после Афганистана понял, почему в Берлине в Трептов-парке стоит памятник советскому воину-освободителю, который держит немецкую девочку на руках. Потому что гуманизм и доброе отношение к мирному населению характерны только для советской и её правопреемницы – российской армии.

В кишлаках, где мы побывали, бородатые мужики, мои ровесники, очень тепло вспоминали, как наши солдаты порой ценой собственной жизни спасали детей, снимали с них мины, которыми их увешивали моджахеды, чтобы подорвать наши танки. В памяти народа это сохранилось до сих пор. 

– Афганистан представляется отсталой страной, где женщин заставляют носить паранджу, запрещают работать в госучреж­дениях, открывать бизнес.

– Да, это страна контрастов. Землю там в кишлаках до сих пор пашут на волах деревянной сохой с металлическим лемехом и тут же могут общаться по мобильному телефону. На базарах продают бананы, гранаты, виноград, правда, неказистые, зато экологически чистые. Плов стал невкусным, американцы научили жителей есть фастфуд. Вот такие парадоксы современности. Кстати, девушки, которые встречали нас в аэропорту, были не в парандже, а просто в масках, такие мы носили в ковид.

Досье
Павел КОЧКАРЁВ. Родился в 1957 году в Сталинобаде (Душанбе) Таджикской ССР. Окончил Кировский сельхозинститут по специальности «биолог-охотовед». Кандидат биологических наук. Директор ФГБУ «Государственный заповедник «Центральносибирский». Возглавляет Туруханское местное отделение Российского гео­графического общества, активист Народного фронта. Автор более 60 научных публикаций и монографий, заслуженный эколог Российской Федерации. В совершенстве владеет английским и персидским языком (фарси). Женат, три сына.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ читаемых

Самое интересное в регионах