aif.ru counter
01.02.2013 18:13
1652

Хакасская одежда оберегает и рассказывает о происхождении

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 3. АиФ на Енисее 16/01/2013
Фото автора: АИФ

Красноярск, 1 февраля – «АиФ на Енисее». Хакасские женщины носили украшения, чтобы защитить себя от недоброго глаза.

От чего защитит пого?

Елизавета Григорьевна демонстрирует два женских нагрудных украшения - пого. Такие надевали на себя замужние женщины: считалось, что оно защищает пупок, «рождающий детей», от действия нечистых сил. Изделия увесистые - на одном щедро нашиты перламутровые пластины, раковины, кораллы, на втором - разноцветные пуговицы, бусины и бисер. Первое, объясняет мастер, досталось ей от матери - род был состоятельным, и семья могла позволить приобретение дорогих натуральных материалов. К примеру, один коралл мог стоить коня или быка. Пого поскромнее Елизавете Григорьевне отдала деревенская рукодельница - в советское время, за неимением под рукой подходящих материалов, их справляли из пуговиц, бусин и бисера. На пого наносили не абстрактный выдуманный рисунок, а узор, десятилетиями или даже веками принадлежащий семейному роду.

Точно так же если не фамилию, то хотя бы род занятий можно было узнать по узору на костюмах. Сама Елизавета Григорьевна - из рода Чаптыковых, а они издавна были качинцами. Она знает и другие хакасские орнаменты - растительные сагайский или кызыльский, но родной качинский вышивает чаще и расшифровывает его с лёгкостью: «Качинцы больше занимались скотоводством, поэтому качинские рисунки олицетворяют животный мир. Вот, например, почки, а вот бараний рог. Здесь куриные лапки. Часто встречается узор сердечко».

Самыми дорогими в гардеробе были свадебные наряды. Их шили из тканей чёрного, тёмно-зелёного или тёмно-синего цветов. Парчовые, из тонкой шерсти или из китайского шёлка (через Хакасию проходило ответвление Великого шёлкового пути, и торговля с Китаем была налажена исправно), платья богато вышивались шёлковыми нитями и свидетельствовали о достатке рода жениха и невесты.

На праздничные платья могло уходить до семи метров ткани - древние хакасы веровали в солн­це, и подол, раскрывающийся широко, как полуденное солнце, тоже считался оберегом.

Елизавета Григорьевна показывает безрукавку сигедек, без которой ни один хакасский наряд не был завершённым. В пору, когда хакасы ездили на лошадях, такой сигедек шили широким, чтобы, когда всадник садился на коня, его полы укрывали спину, а также закрывали бока лошади, на манер попоны. В старину сигедек надевали на шубу или тулуп. Занявшись восстановлением народных традиций, Елизавета Григорьевна предложила современный подход - надевать его поверх платья или брюк наподобие жилета. Постепенно сигедек вошел в обиход - многие из тех женщин в Хакасии, кто не только следит за модой, но и с интересом относится к традициям, стали его носить на работу и наряжаться на семейные праздники.

Хоть нечасто, но можно встретить на улицах Абакана и другой традиционный наряд - распашной суконный кафтан. От привычного демисезонного пальто его отличают свободный покрой и ручная вышивка, украшающая полы и спинку.

Доброта - тоже инструмент

Мама Елизаветы Григорьевны Татьяна Чаптыкова была мастерицей на все руки: шила тулупы, шубы, сапоги. Сама выделывала кожу. Эту традиционную хакасскую работу, впрочем, приходилось делать втихомолку - советское правительство приравнивало занятия народными ремёслами к национализму и жестоко за них преследовало. И за вышиванием Елизавета Григорьевна застала маму лишь однажды, когда та пасла баранов. Хакасские узоры на ткани Татьяна Михайловна выводила также украдкой - и за них можно было получить наказание.

Сама Елизавета Григорьевна начала вышивать в десять лет - крестом, гладью, болгарским крестом. Окончив школу, освоила портновское дело, некоторое время работала на Абаканской швейной фабрике. В семидесятые годы, отыскав среди маминых вещей нарядные хакасские платья с национальной вышивкой, решила заняться традиционным народным творчеством. Семейных образцов оказалось мало, и мастерица, договорившись с руководством Абаканского краеведческого музея и Минусинского музея имени Мартьянова, стала срисовывать узоры со старинных хакасских костюмов (XVIII-XIX века) из хранилищ.

Вышивала увлечённо, с упоением - так нравилось заново открывать для себя и своих друзей, а потом и для клиентов, богатейшие проявления народного творчества. Перестала вести счёт вышитым вещам, после того как изготовила восьмидесятую. А вскоре перестала считать и награды за изделия: на каких только выставках они ни побывали с 1980 года! На областных, краевых смотрах-конкурсах работы Елизаветы Чаптыковой получали дипломы, а в 1984 году завоевали бронзовую медаль ВДНХ.

Потом вещи хакасской мастерицы выставлялись в Китае, Японии, Америке, Финляндии, Норвегии, дважды - во Франции. 13 лет она вела в Хакасском государственном университете курс по дополнительной профессии. Девочек учила шить национальные костюмы, вышивать народные узоры, мальчиков - изготавливать украшения из серебра.

Чтобы выполнить один рисунок, мастеру нужны два дня только на то, чтобы обойти узор каймой, затем ещё два дня, чтобы заполнить его изнутри. Знания и ловкость рук - несомненные элементы мастерства, но нужны ещё и чувство вкуса в выборе верных цветовых сочетаний, большое желание работать и… доброта.

«Вышиваешь - желаешь доб­ра человеку, - рассказывает Елизавета Григорьевна. - А ещё я пою - про одежду. Сама песню сочинила. О хакасском народе, о том, чтобы всё у нас было хорошо, одежду бы носили с радостью месяцами, годами, чтобы ремесло передавалось следующему поколению. До нас ведь традицию сохранили, я пою, чтобы она продолжалась».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество