aif.ru counter
174

До КМС любого доведу. Известный тренер о плавании, допинге и голодных годах

«АиФ на Енисее» №33 (2074) 11/08/2020
Чтобы иметь хорошие результаты в современном спорте, развивать данные нужно с раннего детства.
Чтобы иметь хорошие результаты в современном спорте, развивать данные нужно с раннего детства. © / Ольга Московченко / Из личного архива

«Муж твой с фронта не вернётся, дети придут, но раненые, а её береги, утонет», – услышала от попутчицы предсказание мама семилетней Ольги Московченко. А девочка выросла и стала заслуженным тренером РСФСР по подводному плаванию, воспитав чемпионов, установивших мировые рекорды. «АиФ-Красноярск» узнал, что думает Ольга Московченко о большом спорте, допинге и тренерской работе.

Облепиха вместо допинга

Кадрия Катцина: Ольга Никифоровна, бытует мнение, что спорт высоких достижений делает спортсменов инвалидами. Что думаете вы?

Фото: Из личного архива/ Московченко

Ольга Московченко: К сожалению, профессиональный спорт калечит, ради результатов приходится идти на жертвы. Многие возмущаются: «Вот, машины чемпионам дают, льготы и высокие зарплаты». Да они почти все уходят инвалидами! Когда спортсменам начали за достижения платить, они стали заниматься своим здоровьем. В 90-е годы вообще нищими были. Помню, работала со Светланой Федоткиной, серебряным призёром Олимпиады по скоростному бегу на коньках, составляла питание, обследовала. Когда она вернулась с Олимпиады, пришла ко мне в лабораторию с цветами и шампанским. Сказала: если бы мы жили, например, в Швеции, за те знания, которыми поделилась, я и мои дети, и даже внуки, были бы обеспечены.

– Почему спортсмены принимают допинг? И всегда ли это только из жажды подняться на высшую ступень пьедестала?

– Я не могу говорить за всех спортсменов. Мои ребята, подводники, допинг не принимали. В то время рекорды мира и Европы были ниже, чем сейчас. Соответственно, и затраты сил меньше. Мы со спортсменами собирали облепиху, ягоды, делали из них соки, сиропы, всё это у нас стояло в бассейне, и после тренировки восполняли ресурсы. Я проводила собрания с родителями спортсменов, где объясняла им, как правильно питаться. Говорила, что до кандидата в мастера спорта любого доведу. А дальше, если хотите, чтобы были рекорды, нужно следить за режимом и питанием. Сейчас в погоне за рекордами случается применение допинга, но многие ситуации раздуты. Вот случай с Медведцевой на Олимпиаде в Турине в 2008 году. Когда она вернулась в Красноярск, на следующий день уже у меня в лаборатории была. Я перед любой аудиторией могу доказать, что она не употребляла допинг. У неё все эндокринные процессы были в норме.

– Почему тогда её обвинили в приёме допинга?

– У неё в ноге была жидкость, тренироваться тяжело. О своей проблеме сказала тренеру сборной, но ей не оказали помощь. И тогда Оля обратилась к своему красноярскому врачу. Виноградова дала ей препарат для снятия боли, но нигде не указала, что Медведцевой этот препарат необходим по состоянию здоровья. В инструкции к этому препарату было написано, что он повышает работоспособность. Если бы сообщили официально, такого скандала не было бы.

Вот взять лыжников, там больше половины спортсменов употребляют препарат от астмы. Если бы не подтверждённые диагнозы, то это лекарство превратилось бы в допинг. В подводном спорте допинг – это исключение. Чаще такое встречается у велогонщиков, у них больше всего дисквалификаций.

«Из Сибири уезжать нельзя»

– У вас уже есть правнуки. Хотели бы, чтобы они занимались большим спортом?

– У меня восемь правнуков. Если им повезёт с тренером, то да. Чтобы иметь хорошие результаты в современном спорте, развивать данные нужно с раннего детства. Но я больше за физкультуру, за оздоровление спортом. Когда есть природные задатки, то задача тренера – увидеть их и развить. И довести до совершенства, но не форсируя результаты, планомерно достигать. Больше всего требований я предъявляю тренеру. Он должен быть психологом, знать методику тренировки, хорошо разбираться в физиологических закономерностях и периодах развития двигательных качеств. От тренера многое зависит. И детей чаще ведут в спортивную школу именно на тренера.

– Вы прогрессивный тренер, который готовит чемпионов. А не было предложений от конкурентов в другие регионы?

– Меня звали работать в Казахстан старшим тренером сборной. Я съездила, посмотрела, как у них обстоят дела. Условия предлагали хорошие, пятикомнатную квартиру давали. Но, когда я пришла к ним в институт на кафедру, меня не впечатлили ни приборы, ни исследования. На тот момент мы шагнули значительно дальше. И потом, как я могла бросить своих? Как забыть, когда ты ходишь и занимаешь деньги на то, чтобы отправить их на соревнования? Кто-то 100, 200 рублей давал без процентов. Спортсмены установили мировые рекорды, вошли в сборную страны…

Я вернулась, и мне нужно было лететь в Москву. В самолёте встретилась со вторым секретарём Красноярского крайкома КПСС Леонидом Сизовым. Рассказала ему о предложении казахстанских коллег. Говорю ему: «Не знаю, думаю». Он сказал: «Не надо думать, из Сибири уезжать нельзя». После этого разговора мне дали трёхкомнатную квартиру в Академгородке.

Котелок картошки

– Ваше детство выпало на военные и послевоенные годы, тяжёлые для всей страны. Расскажите, как вы жили тогда?

– У нас в семье было семеро детей, я шестая. Отец ушёл на фронт добровольцем, двое старших братьев тоже пошли воевать. Нам выдавали северный паёк. Помню, что было много шоколада и сгущёнки. А в 1945 году мы приехали в Красноярск и впервые увидели морковку. Тяжелее всего пришлось с 1945 по 1948 год. Мы с братом ночами дежурили, чтобы хлеба купить. Всего 200 булок привозили. Кто здоровее, тем доставалось. Я потом научилась между ногами протискиваться, чтобы тоже не уходить с пустыми руками. В Красноярске мы жили в квартире, у соседей была корова. По тем меркам считались состоятельными. Главу семьи почему-то на войну не брали. Весной они стали сушить картошку, а мы голодные. Брат тогда сказал: «У нас папка на фронте сражается, а у них никто не воюет, а вон сколько картошки. Давай возьмём». Мы сделали палку с гвоздём, чтобы удобнее было брать, набрали котелочек. Сварили и маму ждём с работы, картошку не трогаем. Когда она пришла и спросила, откуда картошка, мы всё рассказали. Она вылила всё из котелка у нас на глазах. Мы плакали, потому что голодные были. Но этот урок усвоили на всю жизнь: чужого не брать. А ведь тогда многие в тюрьмах сидели за воровство.

Мама всегда у меня в памяти. Казалось бы, у самой дети, муж на фронте, но умудрялась помогать людям. Однажды она шла с работы (мы ещё жили в Дудинке) и увидела на помойке женщину с мальчиком, которые искали что-нибудь поесть. Она их привела домой – оказалось, это немцы с Поволжья. Мама предложила женщине жить у нас. Сказала: «Давай, я буду работать, а ты следи за детьми». У мальчика была губная гармошка с собой, он на ней хорошо играл. Мама пристроила его в театр, где работала портнихой. Мальчик замечательно играл на аккордеоне. Потом он вырос и стал заслуженным деятелем искусств РСФСР. Это был Александр Вагнер.

Его маму звали Амалия. Я о ней мало что знаю, но хорошо помню, когда объявили о победе, она плакала, молилась и кричала: «Слава Богу, Гитлеру капут!»

Предсказание не сбылось

– Слышала, что вы несколько раз тонули. Не страшно после такого приближаться к воде?

– Первый раз тонула в детстве, мне было 6 лет. Озеро тогда покрылось льдом, а мы стали кататься. Все вдоль берега, а я дальше поехала, разгоняюсь… лёд подо мной трескается, я ухожу под воду, и меня накрывает льдиной. Какой-то мужчина нырнул и вытащил. А потом, когда мы на теплоходе плыли, маме женщина какая-то гадала. Бросила бобы и говорит: «Муж у тебя погибнет, дети придут с фронта живые, но раненые, а дочь младшая утонет, береги». И пока мы ехали от Дудинки до Красноярска, меня держали за ручку, чтобы чего не вышло. Потом я ещё два раза умудрилась в Енисее в воронку попасть, когда училась плавать. Енисей раньше был теплее, чем сейчас. Нырнула с бона и не вынырнула, тоже мужчина спас меня.

Затем, уже в сознательном возрасте, когда спортом занялась, решили тренировочный сбор провести на Чёрном море. Взяла с собой фотобокс – охотились за красивыми рыбками. И я за одной рыбкой, чтобы её снять хорошо, ушла в каменный грот, и тут у меня заканчивается воздух, а кругом камни, куда плыть, не вижу. Страх появился. А рыбы как чувствуют, что ты завис, сразу крутиться вокруг начинают. В этот момент голос какой-то услышала: «Уйди ниже». Использовала фотобокс как якорь, ушла ниже и увидела выход из грота. Второй раз – в Японском море, там с экипировкой неудачно получилось. Волосы не заправили под маску, вода всё заполнила, пришлось пить, чтобы не захлебнуться. Но после этого сразу опыт на всю жизнь: без страховки не нырять.

Досье
Ольга Московченко. Родилась в 1937 году в Дудинке. Окончила Красноярский педагогический университет. Заслуженный тренер СССР, заслуженный тренер России по подводному плаванию, профессор, доктор педагогических наук. Среди её учеников первый мастер спорта международного класса по подводному плаванию Владимир Куц, установивший 10 мировых рекордов, Татьяна Гончарова-Поппер – первая чемпионка Европы по подводному плаванию, установила мировые рекорды по плаванию в ластах на разные дистанции, Евгений Андронов – неоднократный чемпион мира, Европы по подводному плаванию. Вдова. Воспитала двоих детей, пять внуков.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах