Примерное время чтения: 6 минут
195

Классика в новой одежде. Зачем скрипач Маркос делает современные аранжировки

«АиФ на Енисее» №24 (2273) 12/06/2024
Скрипка открывает дорогу к душе.
Скрипка открывает дорогу к душе. / Надежда Шибина / АиФ

Он родился в Армении в многодетной семье, но как музыкант состоялся в Сибири. Одним из первых в России стал играть классику в современной обработке. Скрипач Вардан Маркос уехал из Красноярска в Москву двадцать лет назад, но ежегодно приезжает сюда с концертами. Причём не ограничивается выступлениями в столице Сибири, с большой охотой представляет своё искусство и в небольших городах региона.

Не сибирью единой

Елена Бухтоярова, корреспондент krsk.aif.ru: С каким ощущением вы приезжаете в Сибирь – как в гости на гастроли или всё-таки домой?

Вардан Маркос: Всё-таки домой. 20 лет живу в Москве, но чувство сибирского дома не покидает меня. Красноярск очень люблю, потому что именно здесь начал выступать, здесь состоялся. И отсюда с огромным творческим багажом уехал
в Москву. Но и Москва сейчас мой дом. Прижился там. 

– В афише у вас указано, что вы солист «Кремль концерта». Вы выступаете в Кремле?

– Организация, в которую я вхожу, занимается концертной деятельностью звёзд. Валерия, Дмитрий Билан, Филипп Киркоров, Николай Басков – там много артистов. Я тоже под опекой этой организации. Что касается Кремля, то сольных концертов там пока не было, но в сборных кремлёвских выступлениях участвовал.

– И что скажете про спрос? К сожалению, культура тоже должна под него подстраиваться. Классика? Современная музыка? Что востребовано?

– У меня свой стиль. Если меня приглашают, значит, хотят, чтобы я играл именно так. Мой стиль – классика в современной обработке. И не только. Но акцент всё-таки на классике.

– Сейчас достаточно часто коллективы и артисты гастролируют с программами, где идёт упор на классику в современной обработке. Это специальный ход, способ привлечения внимания к классике или к артисту?

– Делать современные аранжировки классики я начал в Красноярске ещё 25 лет назад. Тогда был одним из первых, кто с этим экспериментировал. За границей была Ванесса Мэй. А в России – пара музыкантов и я. Но это было востребовано, с этими программами я и поехал в Москву. А сейчас да, многие артисты играют осовремененную классику, это очень модно. Причём стили смешиваются: рок, поп, народное – всё с классикой соединяют. Но у каждого стиля есть свой слушатель, поэтому всё востребовано. Кстати, в Армении народные произведения в эстрадной обработке играл скрипач Каро Айрапетян. Возможно, благодаря тому, что часто его слушал, я и стал музыкантом.

Через тернии к судьбе

– Кто в семье привил любовь к музыке? И почему скрипка?

– Родители мои не играли, но хотели, чтобы у их детей было музыкальное образование. Я младший из шести детей. И нас четверо (три сестры и я) с музыкальным образованием. Сёстры учились на фортепиано, и к этому трио нужен был скрипач.

Мы жили в центре города. С левой стороны неподалёку была музыкальная школа, с правой, на расстоянии 1,5 км – общеобразовательная. Мне повезло: я, пока шёл из школы, успевал по пути поиграть в футбол, потом забегал домой, а после уже бежал в музыкалку. Сейчас мои сёстры преподают в музыкальной сфере. Я один гастролирую, выступаю. 

– В одном из своих интервью вы признались, что полюбили скрипку через три года после того, как вас привели в музыкальную школу. До того шли на уроки практически из-под палки, исключительно из послушания. Ситуация, когда ребёнка отправляют учиться музыке, а он не хочет, встречается часто. Стоит ли настаивать?

– Родители, считаю, должны своё слово сказать и периодически настаивать, потому что ребёнок в 6–7 лет не знает, что он любит. Строгость и конт­роль помогут добиться всего. Мне это помогло понять, что я скрипку люблю. Спустя три года научился неплохо играть на инструменте, и меня, как хорошего ученика, включали в отчётные концерты. В шестом классе допускал мысль, что это моё серьёзное увлечение. Но никогда не думал, что стану музыкантом.

– А папа успел побывать на ваших концертах?

– Успел. Отца, к сожалению, уже нет в живых. Но 20 лет назад я успел организовать для родителей золотую свадьбу с моим концертом. Это было на моей родине, в городе Мартуни, в Армении. Тогда я пригласил на концерт весь город. Поздравить родителей и послушать моё исполнение тогда пришёл и мэр города.

Доигрались – поженились

– Появилась ли новая грань в вашем творчестве с тех пор, как вы уехали, ищете ли новый стиль?

– Стиль новый не ищу. Но у меня разные программы и проекты. Они в моей стилистике, но с нюансами. Программа «Парад страстей», например. По этой программе был сделан спектакль. Есть музыкально-поэтический спектакль. Поэты читают свои стихи под мою музыку. Атмосфера, настроение, эмоции – всё здесь есть. А вот последняя программа «Шёлковый путь» – это виртуальное полуторачасовое путешествие от Китая до Италии, по странам мира, затрагивающее чувства людей. Этому помогают стихи, рассказы.

– Сейчас, конечно, время не совсем для путешествий, а вы с помощью музыки даёте людям возможность увидеть в разных странах и народах лучшее. Есть ощущение, что делаете нечто большее, чем просто отыгрываете концерт?

– Я всегда готов дарить хорошие эмоции, настроение. Именно такой посыл – поднять настроение. И чтобы люди почувствовали классическую музыку. Чтобы их душа летела. Много раз мне говорили, что две недели после концерта с таким ощущением живут. Кроме того, на концертах много романтики: люди встречаются, влюбляются. Даже на свадьбу меня как-то приглашали, потому что познакомились на моём концерте.

– Но концерт – это и отдача энергии. Вы после чувствуете это?

– Иногда я чувствую это с первых нот, сыгранных на сцене. Люди откликаются. Иногда требуется пара произведений, чтобы раскачать народ, настроить на нужную волну. А энергию я готов отдавать.

– На вас одного полтора часа нагрузки, вы один держите внимание. А с дуэтами не экспериментируете?

– В основном один выступаю, но периодически приглашаю разных артистов, певцов. Из Большого театра, из Новой оперы, из Балета Москвы. Своих друзей – артистов-инструменталистов: скрипка, тромбон, балалайка, флейта и даже орган. Если я вижу место для них в моём концерте, зову их.

Задача художника, режиссёра – сделать так, чтобы осталась основа. В своих концертах я играю классику в том виде, в котором её создали Моцарт, Паганини. Просто надеваю на произведения новую одежду – делаю аранжировку.

– В начале своей деятельности вы достаточно успешно преподавали в Братске. Но с тех пор в преподавательской деятельности замечены не были. Нет желания вернуться?

– Нет времени преподавать. Хотя не исключаю этой возможности. Каждый год думаю, что начну собирать учеников, студентов, но опять начинаются гастроли, и всё откладывается.

Досье
Вардан МАРКОС. Родился в 1970 году в Мартуни, Армения. Окончил Ереванскую консерваторию. Работал музыкальным педагогом в Братске. В 1995 голу переехал в Красноярск. Пять лет работал в Красноярском государственном театре оперы и балета. Затем создал авторскую программу «Парад страстей». Был ведущим солистом Красноярского театра музыкальной комедии. Участвовал в спектакле «Марица», где играл цыгана-скрипача. С 2003 года живёт и работает в Москве.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ читаемых

Самое интересное в регионах