Примерное время чтения: 11 минут
499

«Свой голос отдала хору». Полвека Людмила Стебенькова учит детей петь

«АиФ на Енисее» №22 (2167) 01/06/2022
Тысячи детей воспитал коллектив за время своего существования.
Тысячи детей воспитал коллектив за время своего существования. / Людмила Стебенькова / Из личного архивa

В этом году Красноярскому детскому хору исполнилось 50 лет. История коллектива тесно переплетена с историей Красноярска. За полвека через хор прошли тысячи детей. Его выпускники сегодня работают на различных предприятиях города и страны, в больницах, школах. На юбилейном концерте в апреле этого года в сводном хоре пели в том числе его первые воспитанники.

Как удаётся прививать любовь к этому виду искусства? Какими качествами должен обладать настоящий хорист и действительно ли научить петь можно каждого ребёнка, рассказала бессменный руководитель хора Людмила Стебенькова.

«У нас запоёт каждый»

Светлана Хустик: Людмила Гельмутовна, с чего началась ваша история?

Фото: Из личного архивa/ Людмила Стебенькова

Людмила Стебенькова: Красноярский детский хор начал работу осенью 1971 года во Дворце пионеров. С этого времени мы и ведём свою историю. В прошлом году пандемия не дала нам возможности отметить 50-летие. Поэтому все юбилейные мероприятия были перенесены на весну этого года.  

– Сложно увлечь детей хором? Наверняка многие мечтают стать эстрадными звёздами

– Я этим занимаюсь вот уже 50 лет. Увлекаю, придумываю, учу не только петь, но и жить. У меня нет задачи из каждого вырастить профессионала. Да, кто-то продолжает музыкальную карьеру. Но таких единицы. Для остальных хор – тропинка в жизнь. Допустим, пришла скромная девочка, а здесь раскрепостилась, вышла в лидеры – хор обязывает. И неважно, какой путь она выберет. Смелость, открытость, уверенность в себе ей везде пригодятся. Кстати, среди наших воспитанников очень много врачей. Также есть инженеры, учителя.

– Вы правда берёте всех? А как же талант?

– Наше кредо – «Каждый ребёнок талантлив». Дело педагога – этот талант найти и помочь ему раскрыться. У нас в мозгу есть место, откуда мы слышим, и место, откуда подаётся команда петь. У одних эти места находятся очень близко, даже в одной точке. У других – далеко. На занятиях мы протаптываем дорожку, чтобы эти точки соединились. У нас каждый запоёт. Но результат зависит от дисциплины, в том числе родительской. У нас каждый строит свою личную карьеру. Я никогда не выделяю: у тебя великолепный слух, ты лучший. Нет, они знают, что петь могут все, и отношение ко всем равное. Порой с теми, у кого хороший голос от природы, но кто не занимается, сложнее работать, так как они выбиваются из общего контекста хора.

Первый набор хора 50 лет назад.
Первый набор хора 50 лет назад. Фото: Из личного архивa/ Людмила Стебенькова

– А если категорически не хочет заниматься, стоит ли настаивать?

– В определённой мере настойчивость нужна, но скорее нужна регулярность. Музыка – неотъемлемая часть воспитания. Не зря же в России это очень ценилось, как в высших слоях, так и в деревнях, где все дети пели в церковном хоре. Многие родители заблуждаются, когда говорят: у нас английский, нам некогда. Можно не знать другого языка, главное, чтобы вы блестяще знали свой, родную историю и литературу. Да, изучение языков развивает мозг. Но вот вы выучили язык, приехали за границу, и что? Там же все на этом языке говорят, и гораздо лучше.

– Отличаются ли дети, которые приходили к вам 20–30 лет назад, от тех, что приходят сейчас?

– Современных детей сильно разбалансирует телефон. Они не стараются ничего запомнить: можно же нажать кнопочку и получить ответ. Раньше, когда я приводила в пример цитаты, какой-либо образ из литературы, кинематографии, я видела, что меня понимают, знают, откуда это. Сегодня дети не знают многого из истории, из классики. Я им всегда говорю: вы поёте такую великую литературу. Пишете, допустим, сочинение в школе – вы же любой эпиграф можете взять из того, что пели. Хор даже не столько музыкальное образование, сколько воспитание. Я расцениваю его как творческий коллектив единомышленников.

1987 год, «Орленок». Встреча с И. Родниной и А. Миненковым.
1987 год, «Орленок». Встреча с И. Родниной и А. Миненковым. Фото: Из личного архивa/ Людмила Стебенькова

Объехали полмира

– История хора – это огромное количество гастролей. Эти 50 лет вы представляли Красноярск, Сибирь, Россию за рубежом. С чего это началось, как о вас узнали и стали приглашать?

– В 1989 году мы впервые поехали в Америку по обмену. После многие просили пластинку с записью наших песен. А у нас её не было. Тогда я нашла спонсоров, и фирма «Мелодия» записала программу с нашим симфоническим оркестром. Копию этой записи я отвезла в Москву в музыкальное общество. Вскоре почётный гражданин Канады с российскими корнями, Джордж Цукерман, у него своё концертное агентство, задумал привезти из России детский хор. И именно из глубинки: он считал, что страна сильна окраинами. Приехал в Москву, пришёл в музыкальное общество и выбрал кассету с записью нашего хора. Вскоре он уже был у нас в гостях. Это был 1991 год. А в 1993 году мы поехали в Канаду на первые гастроли. В следующую поездку мы пели и в Америке, и в Канаде. А в 1996-м – целиком в Америке. В 2001 году в Ванкувере состоялся фестиваль «Мир детских хоров – 2001», посвящённый миллениуму. Из России на него пригласили именно нас, так как мы были уже хорошо известны в Канаде. Кроме того, мы выступали на сценах Италии, Испании, Германии, Греции, Великобритании, Норвегии. Можно сказать, полмира объехали.

Однажды на гастролях в Америке наш хор – 16 девочек, пел Бородина, Чайковского, Римского-Корсакова, одна девочка пела арию Снегурочки, такую серьёзную музыку. Это было что-то невероятное, уровень высочайший. Нас слушали студенты университета штата Массачусетс. И после концерта они стали снимать с себя толстовки и надевать их на наших девчонок. Им так понравилось, что захотелось что-нибудь нам подарить. Так часто бывает, когда переполняют эмоции: хочется либо получить частичку чего-то, связанного с любимым исполнителем, либо отдать. Потом повели нас в студенческое кафе, угощали. Кстати, мы там и из «Битлз» спели несколько произведений.

Гастроли в Америке, 2017 год.
Гастроли в Америке, 2017 год. Фото: Из личного архивa/ Людмила Стебенькова

– Как удаётся искать спонсоров?

– Это очень сложно, и всегда так было. Я прихожу лично, рассказываю, кто мы такие, что мы делаем, объясняю, что нам нужно. Для меня это адский труд и очень тяжёлая работа. Случалось, что и по кругу ходили мои письма. А бывало, вдруг неожиданно находились спонсоры, давали деньги, мы тут же брали билеты и ехали. Зачастую так: я бросаюсь в бой, а там посмотрим. Но все наши успехи всегда поддерживались на уровне города и края. И мы благодарны за это. Даже в Америку первый раз нас крайком партии отправил.

«Хор – моя любовь»

– Как вам удаётся 50 лет заниматься одним делом, не устать, не выгореть?

– Хор – это моя любовь, дело жизни, без которого я себя не представляю. В разное время в хоре одновременно пели от 100 до 120 человек. Это же надо, чтобы столько людей в тебя верили! Ни разу в жизни мне ничего не далось легко, всё делается на большом усилии. Видимо, то, что тяжело достаётся, потом жалко бросить.

– А желание было?

– Несколько раз. Помню, однажды весной, когда дети начинают плохо посещать, я по­думала: всё, пора заканчивать, не могу уже собирать их без конца, пойду в училище преподавателем. А у меня тогда пела одна девочка, сейчас она Людмила Петровна Богданова, заведующая отделением кардиологии в госпитале. И вот она приходит на занятие и говорит: «Я сегодня встала утром и не могу понять: почему мне так хорошо, что случилось? Потом вспомнила: я же на хор иду». Это стало переломным моментом. Раз есть дети, которые без ума от хора, как я могу их бросить? Хотя у меня самой был очень красивый голос с большим диапазоном, мне прочили будущее хорошей певицы. Но сейчас голоса уже нет. Много приходится петь и говорить одновременно. А этого делать нельзя. Свой голос я отдала хору.

Фото: Из личного архивa/ Людмила Стебенькова

– Хор – ваше семейное дело?

– Можно сказать и так. Мой муж, Владимир Потапов, профессор института искусств им. Хворостовского, работает у нас концертмейстером. Дочь, Лариса Стебенькова, выросла в хоре. У неё две специальности: музыкальная и иностранные языки. Она преподаватель СФУ, а в хоре переводчик, менеджер по всем зарубежным связям и ведущая концертов. Три моих внука тоже в хоре.  

– Как вы видите будущее коллектива?

– На днях у нас состоялся перевод младших детей в старший, концертный хор. Вот это и есть наше будущее. Планируем организовывать туры по России и краю, выступать на международных конкурсах и фестивалях, просвещать и воспитывать своих людей, показывать им образцы мировой культуры.

В девяностые годы в какой-то момент мы вдруг стали не форматом. «Пионерские зорьки», детские редакции закончились. Но мы продолжали петь, и сейчас я думаю: как здорово, что сквозь всю эту сумятицу, которая у нас в стране началась, мы сохранились!

Досье
Людмила СТЕБЕНЬКОВА. Родилась в деревне Орловка Бирилюсского района. Окончила дирижёрско-хоровое отделение Красноярского педагогического училища, затем – институт культуры в Улан-Удэ. Основатель и художественный руководитель Красноярского детского хора. Заслуженный работник культуры России, заслуженный педагог Красноярского края, награждена знаком отличия «За заслуги перед городом Красноярском» и медалью командора Резанова. Замужем, есть дочь.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ читаемых

Самое интересное в регионах