aif.ru counter
611

«Мы под токсичным колпаком». Ученый о громких экологических проблемах

«АиФ на Енисее» №50 (2039) 11/12/2019
Татьяна Руденко / АиФ

«Меня считают городской сумасшедшей, и я этим горжусь», - так про себя говорит научный сотрудник Института леса и ярый борец за экологию Галина Полякова. Она знает, когда воздух в Красноярске стал опасным. Об этом ей рассказывают деревья, за которыми она много лет наблюдает. Корреспондент «АиФ-Красноярск» узнал её точку зрения на самые громкие экологические события, которые произошли в последнее время.

Добыча россыпного золота антигуманна

Корреспондент «АиФ-Красноярск» Татьна Бахтигозина: Галина Геннадьевна, что думаете по поводу прорыва дамбы в Курагинском районе? Росгидромет опубликовал данные о том, что в реку Сисим попали медь, цинк и свинец. Но в СМИ уже звучали мнения экспертов о том, что мониторинг был проведён не совсем корректно и это не те показатели, по которым нужно было оценивать степень загрязнения реки.

Фото: АиФ/ Фото: Татьяна Бахтигозина

Галина Полякова: Я посмотрела данные концентрации предельно допустимых веществ по рыбно-хозяйственным водным объектам. Росгидромет отталкивался от них. А если смотреть по СанПиН для минеральной воды, то река чище по цинку в 70 раз, по меди - в 50 раз.

Но дело даже не в этом. Когда что-то измеряешь, нужно ориентироваться на контрольный образец, с ним сравнивать полученные результаты. Здесь же был сделан анализ воды только ниже по течению, выше плотины пробы никто не брал. Предполагаю, что полученные показатели вообще обычны для этой реки. То есть работа проведена некорректно, и судить по ней, насколько была загрязнена вода после прорыва дамбы, нельзя.

- Но очевидно же, что река сильно загрязнена…

- Золотодобыча россыпного золота антигуманна, античеловечна по отношению к природе. Она подразумевает превращение реки в сточную канаву, а всё вокруг - в лунный пейзаж. Идёт перелопачивание ландшафта, уничтожение леса, изменение русла рек… Нарушается привычная жизнь людей в тех посёлках, которые расположены в этих артелях. Обогащается только узкий круг людей. Но урон государству наносится огромный. В Китае и Монголии от россыпного золота отказались, а у нас лихорадка… Из открытых источников известно, что в стране всё больше заявок на добычу драгоценного металла вот таким способом.

Деревья выращивать, как морковь

- В этом году вся Сибирь задыхалась из-за лесных пожаров. Но нас долго убеждали в том, что это нормальный процесс, мол, леса, бывает, горят. С точки зрения эколога каковы последствия таких пожаров?

- Проблема в отсутствии гарантии, что такие сильные пожары не повторятся в будущие годы. Нарушено управление лесами. Дело в том, что в 2007 году поменялся Лесной кодекс. Финансирование лесничеств резко сократили, лесников в большей части уволили. Теперь арендаторы участков должны отвечать за лесовосстановление и охрану от пожаров. Но они временщики: как правило, ограничиваются только вырубкой деревьев.

Я член общественного совета в министерстве лесного хозяйства, и нас просили оценить программу развития лесного комплекса до 2024 года. Но она направлена в никуда. Там финансовая обеспеченность от необходимого уровня - лишь 20%, а изношенность лесовосстановительной техники - 80%. Дойдёт до того, что потом семена будет не с чего брать. Деревья реликтовые уничтожаются. А что взамен? Лесовосстановления, по сути, нет. Объёмы заготовки древесины необоснованно возросли. Происходит деградация лесного фонда. У нас в институте разработана программа, по которой 50% леса, необходимого для лесозаготовок, можно интенсивно выращивать, как морковь на грядке. Делать это в местах, где лес уже вырублен, но где продуктивность его высокая. Это Саяны, зона южной тайги. Но инициатива никак не проходит.

- Почему многие деревья, которые высаживают в Красноярске, не приживаются?

- У меня есть уверенность, что хвойные, которые высажены около «Планеты» и на Николаевском проспекте, все усохнут. Конечно, был стресс от посадок, где-то недополили, но главное - это ожоги от промышленных выбросов. Очень опасен бензапирен, концентрация которого нередко в десятки раз превышает допустимый уровень. Хвоя просто сжигается токсическими веществами.

- Существует мнение, что хвойные вообще в мегаполисах садить не нужно…

- В Москве они прекрасно приживаются. И даже многополосные трассы им не мешают. А для Красноярска хвойные - коренные породы. Здесь изначально были сосняки. На правом берегу в районе Столбов характерны темнохвойные - пихта, ель, кедр. Почему бы им и сейчас в городе не расти?

С 2008 года я ежегодно высаживаю хвойные породы в берёзовой роще в Академгородке (живу там). Больше тысячи деревьев посадила. И вот что наблюдаю. До 2012 года они отлично приживались. А потом стали обжигаться. Я их и поливала по два раза в день, и что только ни делала… Какая-то часть всё равно усыхает.

- Но, может, тогда не хвойные высаживать в таких экологических условиях? Есть же породы, которые лучше приживаются?

- Конечно, нужно высаживать то, что выживает: клёны, тополя, черёмуху, яблони. Есть набор газоустойчивых пород. Это в любом случае зелёная фитомасса. Не надо стараться сделать тайгу в центре города.

Но нужно сохранять то, что есть. Вот утвердили в городе лесопарковый зелёный пояс, с гордостью отрапортовали, что он самый большой в стране. Но есть нюанс: 2 тыс. га леса городского в него не вошли. То есть их беречь не обязательно. Что сейчас и происходит. Недавно вырубили в Ветлужанке деревья для строительства детсада. На 11 га Плодово-ягодной станции запланирована постройка жилых домов. А там лес, и его, конечно, снесут.

Базарный стиль

- Где в Красноярске легче дышится?

- Свердловский и Октябрьский районы почище. Но вообще сейчас весь город и пригород под токсичным колпаком. В той же Москве небо голубое, облака белые, у нас оттенки серого…

Я провожу наблюдения в пригородных сосняках на таксационных пробных площадях. Все деревья пронумерованы. Их состояние оцениваю каждый год. Один массив в Берёзовке, другой - за Николаевской сопкой. Сейчас им по 60 лет - все они когда-то возникли на заброшенных пашнях. Наблюдаем за ними 18 лет. И вот какие выводы: в последние годы деревья за Николаевской сопкой чувствуют себя хуже, чем в Берёзовке. О чём это говорит: на правом берегу деревья изначально росли в условиях токсических промышленных выбросов, а экологическая обстановка левого берега теперь тоже серьёзно ухудшилась.

- Вы известны как участник громких экологических акций, из-за которых Вас даже называют городской сумасшедшей. Как к этому относитесь?

- Этим «званием» я горжусь. Как могу, пытаюсь защитить природу: это помогает мне сохранять душевное равновесие. В принципе, мы обычно ведём себя довольно корректно, интеллигентно. Но иногда приходится применять базарный стиль, когда другого варианта, чтобы услышали, нет. В ущерб своей репутации.

Досье
Галина ПОЛЯКОВА. Родилась в 1956 году в Приморском крае в селе Вознесенка. Четыре года училась в Московском лесотехническом институте. Окончила Томский государственный университет. Член общественных советов при министерстве экологии и рационального природопользования и при министерстве лесного хозяйства. Старший научный сотрудник Института леса имени В. Н. Сукачёва СО РАН, доктор биологических наук. Двое детей. Две внучки.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах