Примерное время чтения: 7 минут
681

«Продолжаю воевать во сне». Ветеран СВО – о службе и военном братстве

«АиФ на Енисее» №27 (2276) 03/07/2024 Сюжет СВОи. Уроки мужества
Виктор Симчук под Лисичанском В ЛНР.
Виктор Симчук под Лисичанском В ЛНР. / Виктор СИМЧУК / Из личного архивa

За ленточкой сержант Виктор Симчук с позывным «Симча» был дважды. Первый раз – спустя четыре дня после начала спецоперации. Позвонил бывший командир и сообщил о гибели друзей. Мужчина взял отпуск, пошёл в военкомат, подписал контракт на четыре месяца и отправился к своим в район Попасной в ЛНР.

Вернулся живой

Виктор Симчук: За всё время пребывания на передовой не получил ни одного ранения, только контузию в ходе наступления на село. Тогда в борт нашей бронемашины враг попал из гранатомёта. От удара улетел на землю, но в госпиталь не обращался, остался со своими ребятами.

После объявления частичной мобилизации в октябре 2022 года вступил в ЧВК «Вагнер». Участвовал во взятии Артёмовска (Бахмута).

Татьяна Фирсова: Бойцы, принимавшие участие в операции под Бахмутом, проявили настоящее мужество и героизм. 

– Там геройского ничего нет, просто работа. На передовой главное – воинское братство, когда каждый готов закрыть тебя собой и отдать за тебя жизнь. Если ранило боевого товарища, нужно сделать всё, чтобы его спасти. А перед боем выпить последнюю кружку чая или выкурить последнюю сигарету на двоих.

Дружба на «гражданке» коренным образом отличается от воинской. За ленточкой другие законы, там люди – одно неразрывное целое, которые очень сильно сплотились. Кроме того, они повязаны своей кровью и кровью врага.

Я вернулся, живой и целый, а вот мой близкий друг, гвардии старший сержант ВДВ Алексей Хомяков, автор знаменитой фразы «Родину люб­лю, стреляю хорошо, кормят хорошо, в отпуск не хочу, слава ВДВ!», погиб 26 августа 2022 года. Он был опытным командиром, воевал в Сирии, Чечне, Осетии и на Донбассе. Больно об этом вспоминать.

– Сегодня вы помогаете бойцам снова вернуться к мирной жизни. А вам лично это удалось?

– Пока нет. Сон короткий, часа по два, снятся мои пацаны, так что продолжаю воевать и во сне.

В разных мирах

– Как вы считаете, специальная военная операция меняет общество?

– Сибиряки в большинстве своём замечательные люди, которые любят, ценят и уважают военных. Собирают гуманитарку, плетут маскировочные сети, передают посылки бойцам. Это, безусловно, дорогого стоит. Но есть и другие, кто делает вид, что поддерживает СВО.

Однажды на улице, а я шёл в медалях, ко мне подошла женщина, сказала: «Спасибо вам. Мы с мужем поддерживаем наших солдат на передовой, даже на свою «Бентли» наклеили букву Z».

Смотрел на неё и думал: не­ужели человек не понимает, что это не поддерж­ка? Особенно когда видишь несправедливость по отношению к нашим бойцам.

– Что вы имеете в виду, говоря о несправедливости?

– Отношение некоторых чиновников на местах. Президент постоянно подчёркивает, что всем бойцам, вернувшимся из зоны СВО, необходимо помогать с устройством на работу, создавать условия для их социализации. Но на нижнем уровне вертикали власти этого нет.

На моём предприятии работают 50 ветеранов СВО, 40 из них имеют судимость. За каждого по линии соцзащиты положена льгота, но на нашу компанию это не распространяется. Потому что ребята получили работу не через центр занятости, а через Фонд защитников Отечества. Только об этом почему-то никто не сказал.

Не положена льгота и за трудоустройство бывших осуждённых, потому что они вернулись не из мест лишения свободы, а с СВО. Это ладно, я не для того брал ребят, понимал: несмотря на то что они амнистированы, найти работу им будет проблематично. Поэтому некоторые из ветеранов ищут выход в спиртном, совершают противоправные действия. Считаю, что им нужно помочь адаптироваться к мирной жизни.

В Свердловском военкомате отказались внести мои государственные награды в военный билет. Вот такое отношение к вагнеровцам, которые воевали наравне с другими военными российской армии. Тем более большинство из них не были осуждёнными.

Досье
Виктор СИМЧУК. Родился в Ленинграде в 1990 году в семье офицеров внутренних войск. Окончил Санкт-Петербургское суворовское училище. В 2008 году ушёл на срочную службу в Псковскую 76-ю гвардейскую десантно-штурмовую дивизию ВДВ. В 2024 году окончил Санкт-Петербургский политехнический институт. Генеральный директор предприятия по переработке нефтешламов и отходов на Куюмбе. Воспитывает сына.

Людей не слышат

– Вы возглавляете общественную организацию ветеранов СВО «Сибирь». Сколько она объединяет людей и какие проблемы приходится решать?

– Сейчас в «Сибири» около тысячи человек. Проблем много. Например, дом одного из ветеранов, который расположен на территории школы, не внес­ли в проект реконструкции образовательного учреждения. Боец вернулся с СВО, а в его доме отрезали свет, воду и теп­ло. Он обращался в прокуратуру, но проблема уже год на том же месте.   

Накануне ездили в ЗАТО Солнечный Ужурского района к своему боевому товарищу, который вернулся с СВО 2 ноября прошлого года. Вручили ему медаль. За восемь месяцев он был на улице один раз.

Живёт на втором этаже, потерял на передовой обе ноги, на протезах, которые ему выдали, ходить невозможно. Написал в администрацию заявление с просьбой установить пандус у подъезда, но восемь месяцев получает отписки.

В мэрию нас не пустили, объяснили, мол, нет местной прописки. Отправили обращение в прокуратуру и админист­рацию президента. И это не единичные случаи.

Те, кто должен на местах решать вопросы ветеранов СВО, людей не слышат. Не знают, через что прошли ребята, какую боль они испытывают, не понимают, как они страдают от несправедливости.

Ещё один вопиющий случай с избиением ветерана в одном из баров Красноярска. Узнав, что он из ЧВК, двое вызвали его на улицу, долго били, потом похитили и удерживали дома. Мы его нашли, отвезли в больницу, написали заявление в полицию. Только после моего звонка замглавы администрации города через три дня к нему приехал участковый. Уголовное дело не возбуждено, несмотря на то что мы предоставили данные, сами установили личность подозреваемых.

Постоянно общаясь друг с другом в чатах, видим нарастающий негатив. Стараемся понизить его градус, встречаемся с ветеранами, беседуем, помогаем в рамках закона.

Спасибо фонду «Защитники Отечества», что вникают в проблемы, помогают собрать документы, поддерживают ребят. После назначения замминистра Минобороны РФ Анны Цивилёвой начали активно выдавать удостоверения ветеранов боевых действий. 

– Вы поддерживаете связь со своими сослуживцами на передовой?

– Конечно. Отправляем гуманитарную помощь. На предприятии работает цех по пошиву маскхалатов, плащей с защитой от тепловизора. Выпускаем сбросы для дронов. На 3D-принтере производим для них оболочки боеприпасов.

Могли бы делать беспилотники. Но чтобы получить грант на закупку комплектующих и собрать 300–400 штук, рентабельность проекта должна составлять 200%. То есть дрон за 30 тыс. рублей нужно продать ребятам на передовой за 90 тыс.! Как это понимать? Поэтому на беспилотники скидываются простые люди.

На заметку

У военнослужащих, вернувшихся с СВО, возникает немало вопросов. На некоторые из них ответили в региональном фонде «Защитники Отечества».

- Признаются ли официально бойцы ЧВК «Вагнер» ветеранами боевых действий?

- Если боец участвовал в специальной военной операции на территории Украины, он может подать документы на получение такого удостоверения. Сейчас такие документы вагнеровцам выдаются.

- Вносят ли государственные награды вагнеровцев в военный билет?

Как правило, государственные награды бойцов ЧВК «Вагнер» вносят в военный билет.

- Куда обращаться за помощью, если ветераны СВО сталкиваются с бюрократией?

- Необходимо обратиться в фонд «Защитники Отечества» по адресу: г. Красноярск, ул. Партизана Железняка, 17, ежедневно с 9.00 до 18.00, выходной – суббота, воскресенье. Руководитель филиала – Алексей Владимирович Немков.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ читаемых

Самое интересное в регионах