Примерное время чтения: 5 минут
3715

Хотели лечить травами. Прокурор прикинулся старовером, чтобы спасти ребенка

Иван Авласевич сейчас работает прокурором отдела по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних и молодёжи краевой прокуратуры.
Иван Авласевич сейчас работает прокурором отдела по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних и молодёжи краевой прокуратуры. Прокуратура Красноярского края

Больную раком 14-летнюю дочь отец-старообрядец забрал из перинатального центра, где её готовили к операции. Он решил увезти девочку назад в деревню, чтобы самостоятельно лечить её от рака травами. Если бы не вмешательство помощника прокурора Ленинского района Красноярска Ивана Авласевича, который представился старовером, девочка могла умереть. Корреспондент krsk.aif.ru узнал подробности истории спасения ребенка.

Медвежий угол

В 2022 году в краевой детской больнице юной Насте Ермолаевой (имя изменено) поставили страшный диагноз – рак костей. После обследования девочку перевели в краевой перинатальный центр и готовили к операции. Но родители возражали против оперативного вмешательства и отказались от высокотехнологичной медицинской помощи.

Настя из семьи староверов, жила в небольшой общине без названия. Этакий «медвежий угол». Расположено поселение в 55 км от посёлка Вельмо вниз по течению Енисея, в Северо-Енисейском районе.  

«На нашей территории две общины старообрядцев. Одна в посёлке Куромба, она побольше. Вторая, где жила девочка, всего на шесть семей. Расположена на речке Чапа – притоке реки Вельмо. Жители общин до посёлка, который тоже называется Вельмо, добираются только на лодке. Потом на рейсовом автобусе едут в районный центр. Школы здесь нет. Родители получают учебники и рекомендации управления образования и учат своих детей дома», – рассказал глава Вельминского сельсовета Павел Лех.

 Несмотря на оторванность от мира и религиозные убеждения, из-за сильных болей в ноге родители всё-таки отвезли дочку сначала в районную больницу, а потом и в детскую краевую. Когда неутешительный диагноз подтвердился, Настю перевели в перинатальный центр, чтобы сделать операцию. Узнав об этом, её отец приехал в больницу, написал отказ от медицинского вмешательства и забрал ребёнка из медучреждения.

Врачи забили тревогу, так как девочка могла не только лишиться ноги, но и умереть. Сообщили о поступке родителя в органы опеки. Те в свою очередь позвонили помощнику прокурора Ленинского района Красноярска Ивану Авласевичу.

Не возражал и был спокоен

Сотрудники опеки рассказали, что отец Насти был похож на старообрядца, вёл себя достаточно агрессивно и заявил, что ни с кем не будет общаться.

«Пришлось продумывать, как с ним вести разговор. Понимал: если сказать, кто я такой, взаимодействия не получится, и девочку спасти не удастся. Пришла идея представиться старообрядцем, потому что знал: эти люди доверяют только представителям своей социальной группы. Поскольку было известно, что он собрался лечить Настю травами, сказал, что у меня есть такие, которые растут только в Красноярске, и они должны помочь его дочери. Предложил встретиться, чтобы передать их безвозмездно», – рассказывает Иван Авласевич.

Отец девочки пошёл на контакт. Для убедительности Иван в разговоре немного понизил голос и растягивал слова на манер старообрядцев. Отец девочки сообщил, что они с дочерью уже выехали из Красноярска домой, в Северо-Енисейский район. По просьбе Ивана назвал марку и номер автомобиля. Сотрудники полиции тут же установили номер телефона таксиста.

Теперь перед сотрудником прокуратуры стояла задача убедить водителя такси стать участником операции по спасению девочки. Иван попросил его отключить на телефоне громкую связь, объяснил, что у Насти тяжёлое онкозаболевание – если ей не помочь, она может умереть. Таксист тут же согласился подыграть.

Договорились, что он остановится возле АЗС, объяснит отцу, мол, произошла небольшая поломка. Пока двигались по трассе, водитель постоянно отправлял Ивану сообщения с информацией, на каком километре они находятся.

Сам помощник прокурора тоже мчался на место, параллельно он созвонился с сотрудниками полиции, дал команду, чтобы вместе со специалистами ПДН подъехали на заправку, где остановился водитель. 

«Когда на заправку подъехали сотрудники ПДН, чтобы забрать ребёнка, отец не возражал и был спокоен. Внешне действительно выглядел как старообрядец: длинная седая борода, одет в старую одежду из хлопка. На груди в полиэтиленовом мешочке кнопочный мобильный телефон», – описывает внешность Настиного отца Иван Авласевич.

По его словам, девочка была немного испугана, молчала. Скорее всего, кроме боли, сказывалась усталость и стресс от происходящего. В результате всё закончилось благополучно.

Девочке сделали операцию в Москве. Как сообщил Павел Лех, деньги на дорогу собирали всем посёлком. Сейчас она дома, со здоровьем у неё всё хорошо.

«В таких ситуациях важно не терять время, принимать оперативные решения, тем более если под угрозой находится жизнь ребёнка и счёт идёт иногда не на часы, а на минуты. Чужих детей не бывает – это мой главный принцип, которым руководствуюсь, когда защищаю их права», - говорит Иван Авласевич.

Сейчас он выполняет свою миссию уже в должности прокурора отдела по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних и молодёжи краевой прокуратуры.

Кстати, Иван Александрович рассказал, что хотел работать в прокуратуре с девятого класса. Окончил юридический факультет СФУ, потом магистратуру, в 2021 году был принят на должность помощника прокурора Ленинского района и осуществил свою мечту.

Оцените материал
Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Топ читаемых

Самое интересное в регионах