aif.ru counter
29.11.2017 17:26
Михаил МАРКОВИЧ
249

Историк Геннадий Быконя: «Сибирь не знала этнической эксплуатации»

«АиФ на Енисее» №48 (1933) 29/11/2017
Энергетика русских и сибиряков совпала.
Энергетика русских и сибиряков совпала. © / И.Балуев / Из личного архива

Каждое новое поколение рождается с заложенным разделением на своих-чужих. Даже дети отмечают: «Я смуглый, ты белый». О том, насколько легко разговоры о национальных отличиях превращаются в споры об этническом превосходстве, корреспонденту «АиФ-Красноярск» рассказал историк Геннадий Быконя.

Ошибка классиков

Геннадий Быконя: Я давно размышлял над этой проблемой и даже придумал специальный термин - этническая эксплуатация. Твёрдо убеждён, что именно она предтеча таких негативных явлений, как шовинизм, колониализм, национализм, нацизм. Энгельс говорил, что наступает время военной демократии, когда сосуществуют народы-победители и народы побеждённые. То есть в едином этносе выделялись вожди и старейшины, но соплеменники между собой были равны. Тогда принадлежность к другому племени была наихудшим из обвинений, ибо иноплеменник - это не человек, нелюдь. На него не распространяются племенные законы.

На этом принципе строилось татаро-монгольское иго. Первейший залог успеха Чингисхана - в объединении монгольских племён, цемент его идеи в том и состоял: мы монголы, остальные - наша пища. Мы едины против всех остальных. Особенно против земледельцев, которые лишают нас привычного образа жизни, превращая в пашню пастбища.

К сожалению, создавая свою теорию, Маркс и Энгельс не увидели этой особой эпохи - этнической эксплуатации, или не придали ей значения. Они относили её к рабовладельческому строю. Ошибочно. Не случайно историки Ближнего Востока не могли определить временные границы между концом рабо­владения и началом феодализма. Потому что идея эксплуатации чужаков настолько пронизывала всё и вся, что грань была размыта. К тому же эта идея не укладывалась в достаточно узкую классовую схему.

Михаил Маркович, корреспондент «АиФ-Красноярск»: Но Запад уверяет нас, что внедряемая сегодня мультикультурность и терпимость по отношению к другим должны пре­одолеть негативные тенденции.

- Никакая мультикультурность не способна преодолеть этнические различия. Проблема межэтнических отношений была острой всегда. И это мы унаследовали из животного мира. Борьба видов. Одни животные питаются растениями, но сами служат пищей для плотоядных.

«Жертвы угнетения»

- И каким образом мы перенесли на себя эту биологию борьбы?

- Элементарно и механистически. Человек может получить некий продукт, либо изготовив его в поте лица, либо отобрав у себе подобного. Что легче? Такой грабёж можно сделать систематическим. И он станет основой развития общества - грабить лучше не в одиночку, нужна дружина. Нападение должно быть спланировано и организовано. Возникли вожди. Страшно, но так начинался прогресс общества. Чингисхан довёл этот процесс до высоты искусства. Правда, не сам, а с помощью китайских учителей. Ведь именно китайцы изобрели достаточно совершенную систему налогообложения. Иго и есть система регулярного ограб­ления. При этом формы грабежа могут быть разными, но смысл один. В том числе и под националистическими флагами.

- Вы сейчас говорите о параде суверенитетов начала 90-х?

- Конечно. Именно тогда Тува вспомнила, что она Тыва, и захотела выделиться из состава государства, в Хакасии подняли голову националисты. Тамошние элиты вдруг полюбили говорить о многовековом угнетении сибирских народов русскими. Сколько выходило газет с заголовками: «Нас угнетали», «Нас закабалили». Это был чистый национализм, хорошо, что ему не дали приобрести крайние формы.

- Насколько были справедливы эти обвинения в угнетениях сибирских народов русскими?

- Если бы их действительно угнетали, они попросту не сохранились бы как этнос. К моменту появления русских в крае ни тувинцы, ни хакасы ещё не были этносом. К сожалению, у них до сих пор нет серьёзного исследования, которое бы разъясняло, как у них появилась народность. К тому времени они достиг­ли уровня потестарного государства (стадия развития общества, когда управленческая верхушка уже существует, но рядовые члены племени свободны и раскола нет).

Две стороны фронтира

- Когда заходит разговор о покорении Сибири, всегда вспоминают американских переселенцев. Наши предки шли к одному океану, но с разных сторон. Чем отличались их пути? Были ли принципиальные отличия?

- Американский учёный Тёрнер выдвинул теорию фронтира - района встречи разных по уровню цивилизаций. Он рассчитал три варианта развития событий. Цивилизации или взаимно обогащаются (качественный прогресс), либо одна растворяет в себе более слабую, либо появляется новая, третья цивилизация, синтезная. Идея фронтира - целиком американская фишка, под которой оказался скрыт массовый сгон индейцев с их территории. Замаскировали охоту за скальпами, спрятали людей в резервации, в которых они до сих пор сидят. Миллионами. И не видно ни политических деятелей, никого среди индейцев. В отличие от негров, которых активно и широко использовали. Со временем афроамериканцы смогли стать полноценными гражданами, и в историческом масштабе это произошло совсем недавно.

- Был ли фронтир в Сибири?

- Здесь всё происходило по-другому. В Сибири очень легко прослеживается линия фронтира, где встретилась русская цивилизация. Безусловно, уже классовая, развитая, скорее, позднефеодальная. Тут-то и начинается несходство американской и русской моделей. Русский человек изначально отличался этнической и религиозной терпимостью. Не потому что мы белые, пушистые и высокосознательные. Они постоянно контактировали с другими народами и выработали в себе терпимость. Этнические конфликты оставались, от них не спрячешься, свою шкуру не отдашь врагу. Терпимость стала продуктом интеллектуальной работы. В какой-то степени и нужда заставила спокойно относиться к пленникам. Славяне включали захваченных в состав племени, а не держали на рабском положении. Отсюда, кстати, богатство русского языка. Загибайте пальцы, что такое русичи, - славяно-балто-финно-угоро-тюркский симбиоз. И русский язык до сих пор молодой и очень активно включает в себя новые слова.

- А вы поддерживаете включение неологизмов в язык?

- Конечно. Это доказывает его молодость, его жизнеспособность. Вот латынь - мёрт­вый, книжный язык. Английский стал достаточно жёстким. У них в языке нет массы понятий. Англичане, записывая русские слова, вынуждены их транскрибировать латинскими буквами: voevoda, потому что нет такого слова. У них нет массы понятий. Например, понятия «интеллигенция» нет, и слова такого нет. У них в лучшем случае intellectual. А в русском - есть, и появилось оно в XIX веке, чтобы обозначить человека, который подчиняет своё я общим интересам. И разница в том, что умный человек не всегда интеллигент.

- Вернёмся в средневековую Сибирь к русскому народу.

- Я поддерживаю Гумилёва. Стереотип поведения каждого этноса определяется ритмом энергетики. И если ритмы двух разных народов близки или совпадают, это оборачивается безотчётной комплиментарностью, расположением. Охотные контакты, совместное хозяйствование, культурные контакты, широкая метисация (браки между представителями пришлого и местного населения). Если ритмы не совпадают, народы живут как кошка с собакой. Взгляните на островные и континентальные нации. Япония настолько специфична, что как воспитанные люди они контактируют с миром, но живут совершенно обособленно, осознавая свою самость. Англичане менее оторваны, но французов не выносят уже скоро тысячу лет. Гумилёв, конечно, несколько схематичен, но в целом прав. Русские «совпали» с сибиряками. Здесь никогда не было этнической эксплуатации.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество