Примерное время чтения: 7 минут
165

Картофель вместо газона. Красноярский фермер о том, что принесут санкции

«АиФ на Енисее» №13 (2158) 30/03/2022
От дефицита овощей спасёт собственный огород.
От дефицита овощей спасёт собственный огород. pixabay.com

«Того, что сейчас выпускают крупные холдинги в сфере производства молока и мяса в крае, достаточно, чтобы закрыть региональный рынок. А по поводу овощей есть сомнения. Россия производит их в недостаточном количестве, иначе откуда такие цены на «борщевой набор»? И даже если мы получим их от дружественных стран, тоже будем неприятно удивлены ценами», – считает известный красноярский фермер Андрей Болсуновский.

«Меркурий» против коров

Вера Ракова: Андрей Иванович, когда восемь лет назад против России уже вводились санкции, вы говорили, что это повод перестроить внутренний рынок и начать выпускать своё. Получилось?

Фото: Из личного архива/ Андрей Болсуновский

Андрей Болсуновский: То, что происходило после событий 2014 года, в определённой степени подняло сельское хозяйство в стране. Стали разрабатываться программы поддержки, более интенсивно работать государственные программы на селе, появилась возможность получить грантовую поддержку начинающим фермерам – всё это дало толчок к развитию мелких ферм. Как минимум, в гору пошло развитие молочного животноводства в малых формах, по­явилось в том числе и крафтовое российское сыроделие.

Всего этого могло не быть, если бы не санкции. Но сейчас нет того оптимизма. И дело совсем не в политике. Это началось гораздо раньше. Последние пару лет надзорные органы очень сильно закрутили гайки для малых форм хозяйствования, и они находятся на стадии выживания. Россия долго собиралась вступать в ВТО, и этим объяс­нялись драконовские санитарные и ветеринарные требования. И теперь и к хозяйству из десяти коров, и к крупному молочному холдингу применяются одни и те же требования по ветеринарному надзору, санитарным нормам и всему остальному.

Исследование молока каждые десять дней по множеству параметров и присутствие ветеринара практически на каждой дойке – это бред. Все частные фермерские хозяйства, имеющие какое-то отношение к продукции животного происхождения, обязаны зарегистрироваться в системе «Меркурий» Россельхознадзора, в несколько раз чаще исследовать продукцию, каждую партию, и бесконечно вносить все эти данные в программное обеспечение. И чтобы соблюсти все требования, необходимо содержать, как минимум, отдельного сотрудника.

Понятно, что с фальсификатом бороться надо, но точно не ценой выживания малого бизнеса с рынка. Я не говорю, что фермерская деятельность должна быть безнадзорной, но это должно быть в разумных рамках. Сегодняшняя ситуация с контролем продукции животного происхождения ничего хорошего никому не принесла и в разы увеличила затраты для сельхозпредприятий.

Потребитель должен сам решать, приобретать ли ему молоко у фермера, которое не имеет нужной маркировки, или покупать с множеством наклеек и в красивой упаковке. Никогда фермер из деревни не выполнит все требования, которые предъявляются к холдингу. И если они не будут упрощены, молочное животноводство в малых формах перестанет существовать.

Сейчас по маркировке у фермерских хозяйств отсрочка до 1 декабря 2022 года. Я, например, уже официально написал уведомление, что ферма «Коза-Дереза» не будет после 1 декабря заниматься переработкой молочной продукции. Подсчитал – овчинка выделки не стоит. И таких, как я, в России много.

Сейчас в рамках проекта «Народный фермер» пытаемся повлиять на ситуацию с привлечением законодателей на федеральном уровне. И, похоже, нам это удаётся. Но вопрос, успеем ли и нужно ли это вообще. Возможно, это федеральная политика на глобализацию производства. Но в свете последних событий её надо реально пересматривать. Если мы уже не стремимся ни в какое ВТО, то не нужно исполнять их абсурдные требования, которые не дают ничего ни покупателю, ни производителю.

Закупать или выращивать?

– Судя по цифрам регионального Минсельхоза, хлебом обеспечить население мы вполне способны. А в остальном, как считаете, сможем себя прокормить?

– Того, что сейчас выпускают крупные холдинги в сфере производства молока и мяса в крае, достаточно, чтобы закрыть региональный рынок. А по поводу овощей есть большие сомнения. Россия производит их в недостаточном количестве, иначе откуда такие цены на «борщевой набор»? И даже если мы получим их от дружественных стран, тоже будем неприятно удивлены ценами.

Судя по тому, что Минсельхоз России заявил, что готов рассмотреть меры поддержки для личных подсобных хозяйств, которые будут выращивать овощи, чтобы сдавать их государству, прогнозируется серьёзный дефицит овощей. Надеюсь, что в этом году те, кто имеет земельные участки, вместо аккуратных газончиков распашут больше площадей под картошечку.

– Многие уже сейчас готовятся к возможному дефициту, скупают гречку и сахар…

– Таким ажиотажем мы позволяем нажиться недобросовестным торгашам, которые по четыре раза в сутки переоценивают сахар, лежащий на складах. Сами рубим сук, на котором сидим. Без сахара и гречки Россия точно не останется: это то, что мы сами умеем производить, и достаточно неплохо.

Но запасаться впрок – это в ментальности русских людей, которые помнят голодные годы. У нас постоянно случается какой-то кризис, люди делают запасы, а потом всё это лежит где-то в закромах. Когда я вижу такие закупки, мне хочется спросить: «А вы что, уже пандемийную гречку съели?»

Нужны российские аналоги

– Многие сельхозпроизводители переживают, что не смогут купить запчасти для импортной техники или удобрения для полей, которые производят только за границей. На вашу ферму уже повлияли западные санкции? Вы коз привозили из Европы?

– Раньше да, редкие породы были импортные. Но за последние восемь лет их завезено в Россию столько, что необходимости покупать за границей в ближайшие 10–15 лет не будет. А вот с чем реально придётся столкнуться, так это с покупкой закваски для производства сыра.

Мы работаем на 16 видах закваски, которую производят в Италии, Испании и Франции. Если дефицит будет или вырастут цены, то это больно ударит по производству. Мы не умеем работать на нашей закваске. Из тех, что производят в трёх институтах России, вкусного и хорошего сыра не получится. Ну или будем все довольствоваться парой видов сыра. Это, кстати, тоже уже было в новейшей истории.

Ещё чего нам сегодня сильно не хватает, так это русского аналога «Инстаграма» (экстремистская организация, запрещённая в РФ. – Ред.) как бизнес-аккаунта. Этим запретом очень сильно подорвали экономическое положение малого бизнеса: сколько людей потеряют работу из-за этого!

Многие сейчас пытаются уйти в другие формы продвижения, но затраты значительно выросли: пользуясь положением, телевидение и радио увеличивают стоимость рекламы. Теперь мелкий бизнес будет вынужден тратить больше денег на продвижение, пока не понимая эффекта от происходящего. Это приведёт к тому, что часть бизнеса закроется, кто-то продолжит работать по другим ценам.

– Минсельхоз России разрабатывает новые меры государственной поддержки АПК, которые будут применяться, начиная с 2022 года. В частности, значительно увеличатся субсидии на покупку кормов для КРС, элитного семеноводства овощей и хлебопекарной промышленности. Это даст возможность появиться новым формам малого бизнеса?

– Начинать новое дело сейчас рискованно, даже при помощи государства. Посмот­рите, с какой прогрессией растут цены. В таких условиях тем, кто стоит у руля власти, придётся прорабатывать такие методы поддержки, чтобы гарантировать начинающему фермеру, что он вложит свои силы и средства не зря. Вплоть до того, чтобы строить аграрные проекты за счёт государства и передавать их в управление фермеру.

А если просто дать 3–5 млн рублей на развитие, не увидим ни денег, ни фермы: из-за нестабильной экономики никто не даст гарантию, что проект доведётся до ума. На эти деньги нынче разве что можно ферму для бабочек построить. Но раз уж Россия рискнула поруга­ться с Западом, будем надеяться, что она знает, как защитить и прокормить население.

Досье
Андрей БОЛСУНОВСКИЙ. Родился в 1970 году в с. Михайловка Емельяновского района. Окончил Красноярский пединститут, Российскую экономическую академию имени Плеханова. Работал учителем в школе, методистом в университете. В 1994 году ушёл в банковскую сферу. В 2013 году открыл ферму «Коза-Дереза». В 2019-м стал обладателем золотой медали ежегодного Всероссийского конкурса Министерства сельского хозяйства РФ в номинации «Лучшая семейная животноводческая ферма». Координатор федерального проекта «Народный фермер» в Красноярском крае.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ читаемых

Самое интересное в регионах