55

Каждый полёт мог быть последним. Стрелок-радист бил врага с бомбардировщика

«АиФ на Енисее» №13 (2106) 31/03/2021
В свои 94 года Павел Моисеенко каждый день ходит на прогулку.
В свои 94 года Павел Моисеенко каждый день ходит на прогулку. / Татьяна Фирсова / АиФ

В военную лётную книжку ветерана Великой Отечественной войны Павла Моисеенко вписаны 30 боевых вылетов. И каждый из них для 18-летнего стрелка-радиста бомбардировщика «Бостон» в 1944-м мог стать последним. Но судьба берегла его даже в смертельной опасности. За всё время боевых вылетов он не получил ни одного серьёзного ранения. Лишь небольшой осколок до сих пор сидит в руке ветерана.

Формула подвела

Павел Фёдорович Моисеенко в свои 94 года каждый день ходит на прогулку, в магазин, поднимается на 4-й этаж «сталинки», где живёт не один десяток лет. Он коренной сибиряк, родился в посёлке Миндерла Сухобузимского района в крестьянской семье. Когда ему исполнилось 8 лет, родители перебрались в Красноярск.

Фото: Из личного архива/ Павел Моисеенко

«Когда началась война, я окончил только шесть классов. Поступил в ремесленное училище № 3, получил специальность «монтёр-телеграфист», по распределению поехал в Сухо­бузимо, – вспоминает ветеран. – Тяжёлое было время, но никто не роптал, верили, что победим, трудились день и ночь, убирали хлеб. Один трактор, одна молотилка, на которой работал демобилизованный по ранению фронтовик, женщины и я – 16-летний пацан».

В октябре 1943 года Павла вызвали в военкомат, спросили, в каких войсках он хочет служить. Ответил: в авиации. Направили в штурманскую школу, но при поступлении он провалил экзамены.

«Дали решить формулу, а я ни в зуб ногой, семь классов-то не окончил, хотя в военкомате сказал, что у меня семилетка. Перевели в школу младших авиационных специалистов (ШМАС). В Костроме в составе воинской части № 749762 осваивали американский самолёт «Бостон», который поставлялся в СССР по ленд-лизу. Бомбардировщик имел два спаренных пулемёта, управляемых электрогашеткой, закрытый верх. Место стрелка-радиста – в фюзеляже. В открытый люк выставляется пулемёт, охраняется нижняя сфера, ведётся огонь по противнику. Здесь же радиостанция, через неё связь с землёй и самолётами звена», – рассказывает ветеран.

В ноябре 1944 года часть передислоцировали в Белосток в состав 2-го Белорусского фронта под командованием Константина Рокоссовского. 

Первый вылет 18-летнего стрелка-радиста мог стать последним, но судьба распорядилась иначе. Экипаж, в который его направил начальник связи, был уже сформирован. Павел попал на другой самолёт. Поднявшись в воздух, бомбардировщики угодили под зенитный обстрел противника. Самолёт, в экипаж которого не был зачис­лен Моисеенко, подбили, он резко вошёл в пике и взорвался на земле. Никто из лётного состава выпрыгнуть не успел.

Влупил по «Фокке-Вульфу»

Среди наград Павла Моисеенко – медали «За взятие Кёнигсберга», «За победу над Германией». Орден Отечественной войны II степени младший сержант получил за бои в небе при бомбардировке укреплений на западном берегу реки Одер и над польским городом Гдыня. Весной 1945 года экипаж Моисеенко летел бомбить порт города Гдыня, самолёт зашёл на цель, но не успел сбросить бомбы. Пошли на повторный заход, и тут бомбардировщики атаковали 19 немецких истребителей.

«Жарко пришлось. Вижу, у самолёта, который шёл ниже нас метров на тридцать, вдребезги разлетелась турель – установка для крепления пулемётов – значит, где-то рядом немец. Наш стрелок Толя Ткачёв начал бить по нему из пулемётов. Я закричал: «Толя, ниже, ниже!» Он как будто услышал, точно влупил по «Фокке-Вульфу» и сбил его. В том бою мы не досчитались четырёх самолётов. Война – это такая работа: главное, в небе стрелять и не подпускать противника, чтобы остаться в живых. После каждого боя, возвращаясь целым и невредимым, я включал на всю мощность радиостанцию и пел песни», – говорит ветеран. 

В наградном листе Моисеенко кратко описана боевая операция бомбардировки укреплений на западном берегу реки Одер 16 апреля 1945 года. Тогда осколки снаряда вражеской зенитки перебили гидравлическую систему их самолёта. Заклинило бомболюки, сбросить бомбы не удалось. Ещё несколько попыток ничего не дали. Пришлось возвращаться на аэродром. При попытке выпустить шасси переднее застряло. Экипаж запросил разрешение садиться на поле на брюхо, хотя это было крайне опасно. Самолёт мог разбиться о землю или взорваться, ведь на борту находились четыре бомбы общим весом 700 кг. Но всё обошлось: от удара задних стоек шасси при их касании с землёй передняя встала на своё место. За всё время боёв страха не было, говорит ветеран, – был долг перед Родиной, который нужно было выполнить во что бы то ни стало.

Обойму разрядил в воздух

Победу старшина Павел Моисеенко встретил в немецком Меркиш-Фридланде, где стоял их полк. «По дороге в штаб увидел, что из окна клуба из винтовки начали стрелять в воздух, потом, как по команде, – со всех турелей на самолётах. Из штаба выскочили офицеры с ракетницами и устроили салют в честь нашей Победы, все кричали: «Ура! Война закончилась!» Я тоже всю обойму своего пистолета разрядил в воздух. Этот день никогда не уйдёт из памяти», – говорит ветеран.

После демобилизации в 1951 году Павел Моисеенко вернулся домой, женился, потом переехал в Красноярск-26. Через три года поступил в школу рабочей молодёжи, а затем и в институт. Работал инженером на предприятиях закрытого города.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах