179

Куда же Марья без Ивана? Супруги Шпагины уже 75 лет счастливы вместе

«АиФ на Енисее» №15 (2108) 14/04/2021
Секретом долголетия совместной жизни супруги Шпагины считают терпение, любовь и уважение.
Секретом долголетия совместной жизни супруги Шпагины считают терпение, любовь и уважение. / Иван Шпагин / Из личного архива

Они очень дополняют друг друга. Он мудрый и невозмутимый, она эмоциональная и с искромётным чувством юмора. На вопрос, как прожить столько лет вместе и сохранить чувства, отвечают по-разному. «Характер у меня такой, я всегда уступаю. Делаю так, как она хочет», – говорит Иван Алексеевич. «Я по профессии хозяйка, а по призванию – жена, – отвечает Мария Сидоровна и добавляет: Какая Марья без Ивана?»

Что спасло жизнь курсанту?

Когда началась Великая Отечественная война, Иван Шпагин сдавал экзамены в школе. Правительственное сообщение о нападении Гитлера жители пос. Большое Шереметьево Тамбовской области слушали через динамик на столбе. Говорит, к тому времени многие его друзья уже служили в армии, а оттуда сразу ушли на фронт и погибли в первых боях. «А мне на год отсрочку дали. Семья большая была – пять братьев, пять сестёр. Чтобы выжить, приходилось и работать, и учиться. Поэтому окончил школу только в 20 лет».

Сдав последний экзамен, 28 июня 1941 года Иван сразу пришёл в военкомат. Его отправили в Подольское артиллерийское училище, где обучали командиров взводов противотанковой артиллерии. «Не хватало тогда офицеров на фронте, перед войной многие оказались в тюрьмах, в том числе и выдающиеся военачальники. Это потом Сталин их стал выпускать, понимая, что может проиграть войну».

Через два месяца училище подняли по тревоге. Иван Шпагин в тот день был дежурным и покидать казарму не имел права. «3,5 тыс. курсантов артиллерийского и пехотного училища тогда отправили на защиту юго-западных рубежей Москвы. 18 дней вчерашние школьники держали оборону, и когда пришло подкрепление, в живых остались всего 500 человек, – вспоминает ветеран. – Сейчас уже нет практически никого из фронтовиков 1921 года рождения, которые воевали с первых дней войны. Тогда фашисты брали в плен сотнями тысяч наших бойцов, и миллионы погибли. Я тоже и в окружение попадал, и ранен был, но выжил, и живу теперь за тех солдат, что не вернулись с войны».

Кто учил воевать?

Училище эвакуировали в Бухару. Шли пешком 400 км до Горького (Нижний Новгород). Там погрузили на баржу и отправили в Куйбышев (Самара). Оттуда на товарном поезде в Узбекистан. В Бухару прибыли 29 ноября 1941 года, а 10 февраля 1942-го выпустили из училища, присвоив звание младшего лейтенанта. Команду из 15 человек отправили на фронт под Москву.

Но Иван Алексеевич не сразу попал на передовую. В селе Апрелевка (Московская область) формировали особую стрелковую бригаду, и туда взяли только 14 человек. Поскольку Шпагин был в списке последним по алфавиту, его оставили в штабе. Вскоре освободилось место в батарее, и его назначили командиром взвода управления. «Это разведка, связь, радиостанция. Я в этом ничего не понимал. В училище нас учили по танкам стрелять. Хорошо, командир разведки, сибиряк, был опытным, да и связистам по 50 лет, знали своё дело и во всём помогали».

Есть приказ отступать?

Потом был Северный Кавказ. Когда в Астрахани грузились на баржу, чтобы добраться до Махачкалы, налетели вражеские самолёты, разбомбили бензобаки на берегу и улетели. «Опять от смерти ушёл», – говорит ветеран. 

Из Махачкалы на товарном поезде прибыли в Чечню, оттуда пешком в сторону Моздока. Только расположились, окопались, как получили задание занять позиции ближе к реке Терек: только там была пресная вода. Двигались в темноте, на расстоянии метра ничего не видно. «Кто-то из солдат отстал и потерялся, крикнул своих, в ответ фашисты открыли трассирующий огонь. Но мне почему-то страшно не было. В какой-то момент даже подумал: какая красота! Через 15 минут все окопались и спрятались в земле. Вот что значит под огнём! Каждый хотел сберечь свою жизнь».

Тут новый приказ: отступать. Не поверил. Как отступать? Командир разведки подтвердил: отходим. «А мы коней отправили поить за 50 км. Пошёл один искать и попал под обстрел. Пробегу немного – лягу, потом вскочу и опять бегу. Прибежал, а батареи нет: оказывается, коней вернули с водопоя и оттянули орудия назад. Отправился на поиски своих. День ползал, ночь, к утру от усталости с ног валился, присел отдохнуть и уснул. Проснулся и не помню, откуда шёл, но метров через сто наткнулся на нашу батарею».

Потом бригаду перебросили под Малгобек – крупный нефтяной район в Ингушетии. Немцы стремились удержать его любой ценой. Начались серьёзные бои за Северный Кавказ, который освободили в конце 1943 года.

Когда пуля-дура?

В свои сто лет Иван Алексеевич помнит те события до мельчайших подробностей. И благодарит судьбу за шанс выжить в той мясорубке, хотя всё-таки не удалось молодому лейтенанту избежать «пули-дуры». Первое ранение получил на Украине. Прошли пешком через разрушенный Киев и двинулись к оккупированному немцами Житомиру.

«Выпал снег, похолодало, нам выдали валенки. А утром пошёл дождик, и мы в валенках шли по лужам, а немец нас обстреливает. Я к наводчику, сказал, куда стрелять, а сам в укрытие – небольшую яму, где можно было только голову спрятать, а пятая точка осталась на виду, в неё и получил пулю».

Через неделю вернулся в строй. Пока лежал в госпитале, Житомир освободили. Шёл 1944 год. Иван Шпагин уже воевал в дивизии, которая прошла бои под Сталинградом.

«Наступали, но удивлялись, что приказ идти вперёд поступал, когда пройдёт дождь и почва раскиснет. Потом поняли. Немцы на машинах застревали в грязи, а у нас кони тянут орудие вперёд. Так и били противника».

В Польше Ивана Алексеевича ранило второй раз. Недалеко от дома, где был наблюдательный пункт, разорвался снаряд, осколок попал в ногу. «Как ножом срезал кусок голени. К счастью, кость осталась цела. Сначала увезли во Львов, оттуда – в Сочи. Полгода в госпитале провёл и только в феврале 1945-го вернулся в строй». Правда, воевать больше не пришлось: отправили в г. Озёры под Москвой в 43-й резервный полк командного состава. «Несколько раз отправляли на фронт, потом возвращали. Оказывается, вышла заминка с документами. Звание лейтенанта мне присвоили на Северном Кавказе, написав на простом тетрадном листке. К тому времени уже всем выдали корочки нового образца. Ждали, когда придёт подтверждение. А тут и война кончилась».

В чём сила семьи?

После окончания войны Шпагина командировали в Новосибирск в военный округ, оттуда в Красноярск. Здесь и встретил 24-летний Иван свою Марью. Девушка училась на последнем курсе медицинского техникума. В годы войны работала на Красноярской железной дороге. Изоляторы чистила да по столбам лазила, тянула связь от Красноярска до станции Сорокино. Когда восстановили военный поезд, отправилась в Великие Луки. «Там подхватила воспаление лёгких, и меня отправили домой. Так что и под бомбёжкой была, и под пулями… Только об этом никогда и никому не говорила».

Молодые Иван Алексеевич и Мария Сидоровна
Молодые Иван Алексеевич и Мария Сидоровна Фото: Из личного архива/ Иван Шпагин

Мария Сидоровна и сейчас не любит рассказывать о себе, а уж уговорить её сфотографироваться практически невозможно. Поэтому в семейном альбоме фото с ней очень мало.

В 1945-м свадьбу молодые отметили скромно. Причём сразу две в один день. Брат Марии тоже решил жениться. «Какая свадьба в те годы? Собрались девять человек, чаю попили. Мама, конечно, зарезала овечку, литр водки купили на всех». Юбиляры шутят, что вот уже 75 лет поют вместе: «Какая Марья без Ивана…» «Она хозяйка хорошая. Готовит великолепно. Какие у нее пироги!» – хвалит жену Иван Алексеевич.

Как и положено жене военного, следовала за ним везде. Служили в Ниждеудинске, затем в Германии. Вернулись в Красноярск в 1956 году, Иван Алексеевич демобилизовался и ещё 20 лет прослужил в секретном отделе МВД. А всем соседям говорили, что работает сторожем на радиозаводе. Вырастили двоих детей. Сын пошёл по стопам отца, служил в милиции в том же отделе. Сегодня в полиции служит и внук Иван. Секретом долголетия совместной жизни оба считают терпение, любовь и уважение.

Кстати
Иван Алексеевич награждён орденами Отечественной войны I и II степени, тремя орденами Красной Звезды, медалями «За боевые заслуги», «За отвагу», «За оборону Москвы», «За освобождение Северного Кавказа», «За Победу над Германией» и другими.

Комментарий
Председатель совета ветеранов оперативно-поискового бюро МВД по Красноярскому краю Борис Дозорцев: «Иван Алексеевич много лет возглавлял нашу ветеранскую организацию и до сих пор остаётся почётным председателем. У нас более 70 ветеранов. Иван Алексеевич – единственный участник Великой Отечественной войны. К юбилею в квартире Шпагиных установили видеоглазок – теперь он видит, кто к нему приходит. Такие должны установить всем ветеранам, чтобы они не стали жертвами мошенников. Иван Алексеевич живёт по системе «отвечаю за всё». До сих пор ведёт активную жизнь. Бывает на присягах, напутствует молодых. Рассказывает о службе, о войне. В прошлом году не было парада, а в 2019 году он строевым шагом шёл по площади. А ещё он работает в саду, куда они с женой ездят на электричке».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

                     
        Самое интересное в регионах