19006

Мама своей сестры. Как сирота-подросток стала приёмной матерью

«АиФ на Енисее» №13 (2106) 31/03/2021
Юрате воспитала Викторию, а сейчас растит сына Александра и дочь Софию.
Юрате воспитала Викторию, а сейчас растит сына Александра и дочь Софию. / Юрате Армонайтите / Из личного архива

К ней приходят в отчаянии, когда годами не могут выбраться из долговой ямы или когда выселяют из квартиры, а бороться уже нет сил. Она выслушивает и раскладывает по полочкам, что нужно сделать, чтобы снова начать жить, а не выживать.

Успешный юрист, руководитель общественной организации Красноярского края по содействию защите интересов заёмщиков Юрате Армонайтите – сильная, умная, уверенная и даже дерзкая женщина. Если сама не расскажет, вы никогда не поймёте, через что ей пришлось пройти.

Безнадёга

Родилась Юрате в Назарове. Отца своего не видела и не помнит, мать появлялась в жизни малышки примерно раз в полгода, когда между запоями в ней вдруг просыпалась совесть. Потом она без предупреждения исчезала, а бабушка с дедушкой, которые воспитывали девочку, переживали приступы горя, думая, что случилось что-то страшное, обивали пороги полиции. В один из таких эпизодов у дедушки случился инсульт. Потом второй, после которого он оставался лежачим уже до конца дней.

Из своего детства она помнит только гнетущее чувство безнадёжности, бедность и собственную ненужность. Девяностые и так захлестнули страну нищетой, а на бабушку Юрате свалились два иждивенца. Сыты были всегда, но на остальное у пожилой женщины не хватало сил. Учёбой внучки она почти не интересовалась. В школу Юрате ходила в чистенькой, но очень простой одежде. Из-за этого нередко становилась объектом буллинга со стороны подростков. Однажды она просто перестала ходить в школу. Зачем? Что так двойка, что так. И никто не заметил. Учителя давно плюнули на неё.

«Вот это чувство безнадёги меня преследовало всё детство. Я просто стала ждать, когда же моя такая никчёмная, безрадостная жизнь наконец-то сойдёт на нет», – совершенно буднично рассказывает Юрате сейчас. Но ведь так думала маленькая беззащитная девочка!

Не было бы счастья…

В какой-то момент судьба решила круто поменять жизнь девочки, но сделала это весьма свое­образно. Юрате исполнилось 14 лет, когда умерла бабушка. Через три месяца не стало дедушки. Юрате забрал к себе родной дядя. На мать девушки надежды, разумеется, уже никто не возлагал. А совсем скоро не стало и её. Криминальная история. И всё в тот же год.

Вспоминая мать, женщина говорит, что так и не смогла понять, как можно было так распорядиться своей жизнью, так относиться к собственным детям. Говоря «к детям», Юрате имеет в виду себя и младшую сестру Викторию, с которой у них разные отцы. После смерти мамы Вика осталась с папой. Впрочем, и он не был благополучным семьянином.

В 14 лет Юрате оказалась в Красноярске с дядей, его женой и двумя малышами. Девушка перешла в школу на Торговом центре. Одноклассники проявили к новенькой интерес. Она попала в хороший детский коллектив. Но, привыкшая жить волчонком, оборонялась от любопытства, огрызалась. И слабость была принята за силу. Раз она не пасует даже перед признанными школьными авторитетами – значит, крутая! Юрате и стала крутой!

Кто-то сломал ключ от кабинета. «Юратеее!» – кричит учитель, потому что без неё точно не обошлось. Какие-то разборки на школьном дворе – «Юратеее!». Она подружилась с неформальным лидером Людой. Вдвоём они были грозой уже не только школы, а всего района. И учителя сделали всё, чтобы девушка не пошла в этой школе в 10-й класс.

Но Юрате уже научилась ставить цели и добиваться их. Помог и дядя. Он узнал, что в одну из школ в центре Красноярска набирают экспериментальный класс, который должен за один год пройти программу 10-го и 11-го классов. Здесь на год раньше сверстников Юрате окончила школу, поступила на юридический факультет заочно. И сразу пошла работать.

Спали на снятой с петель двери

На первую же зарплату наша героиня сняла квартиру и съехала в самостоятельную жизнь. Весь мир, казалось, готов был распахнуть перед ней свои двери. Но один звонок поставил 17-летнюю девчонку перед сложнейшим выбором.

«Отец Виктории вёл асоциальный образ жизни. Там и так было всё очень плохо, а потом его и вовсе посадили.  Встал вопрос: или её заберу я, или её отправят в детский дом», – рассказывает Юрате.

О втором варианте она даже думать не могла. Ведь её же саму бабушка не бросила! И дядя не оставил. Как она может предать маленького человека? Так Юрате стала мамой, едва ей исполнилось восемнадцать. Мамой своей сестры.

«Выводят её: маленькая, худющая, с ёжиком на голове. Льнёт ко мне, а я отстраняюсь. Не понимала, что это вообще за нежности. Со мной никто не обнимался – такой жёсткой и выросла. Сейчас понимаю, что можно было ласковее. Но кто бы тогда подсказал! Мы и сейчас с Викторией общаемся довольно сдержанно. Хотя нет. – Юрате задумывается, достаёт телефон и начинает что-то искать. – Иногда она мне такие сообщения пишет, до слёз! Вот: «Сейчас с Денисом зашли в столовку, он купил себе пирожное картошку. Вспомнила, что когда ты меня забрала в Красноярск, это было первое пирожное, которое ты мне купила и которое я попробовала. С тех пор оно моё любимое! Спасибо, что забрала меня. Люблю тебя!» Она со мной не только пирожное впервые попробовала. Но и сыр, колбасу…»

Глаза Юрате становятся влажными, но она тут же берёт себя в руки и продолжает рассказывать. Девочки жили вдвоём. Юрате уходила на работу, Виктория шла в школу, а потом ждала её дома с огромным породистым псом, который стал и другом, и защитником.

А дальше – новые испытания. Юрате потеряла работу. Она была не причастна к инциденту в магазине, но зарплату ей не выдали, забрали документы и заставили отрабатывать две недели без оплаты.

За квартиру платить нечем, еду купить не на что. На новую работу не устроишься: паспорт и трудовую не отдают. Полная безысходность! Юрате ездила в супермаркет, пока у неё были деньги на проезд. Но однажды просто не вышла на смену.

Никаких пособий на Вику она не получала. Сейчас в это трудно поверить, но ребёнка органы опеки просто потеряли. Виктория ходила в школу, на кружки, где все знали, что Юрате ей не мать, но вопросов не задавали. А Юрате не могла стать официальным опекуном, потому что свидетельства о смерти матери нигде не было. Только когда Виктории исполнилось 13 лет, она нашла его и оформила опеку – такой важный документ всё ещё находился в морге.

«Нас выселили со съёмной жилплощади, знакомые разрешили пожить в их квартире в только что сданной новостройке. Она была совершенно пустой. Кран на кухне, но там не было раковины, а в ванной раковина была, но не было крана. Спать не на чем. Мы сняли межкомнатную дверь с петель и постелили на ней. Так прожили несколько месяцев. А несколько дней в нашей жизни были такими, когда есть было совсем нечего, ходили в сад Крутовского и ели яблочки. Мы тогда уже жили в Лалетине, в комнате в бараке, где до смерти жила моя мать», – вспоминает Юрате.

Помогать – любимое дело

Комната в бараке была с оборванными обоями, надписями на стенах и выдранными розетками. К ней прилагались соседи, которые шпыняли девчонок за каждый звук. Но постепенно они начали понимать, в какой сложной ситуации находятся сёстры. Стали подкармливать. Однако ещё долгое время ежедневной едой девочек была каша на воде утром, хлеб и кефир днём. Потом Юрате восстановила документы, устроилась на новую работу. Продолжила учиться. Познакомилась с молодым человеком, который стал её мужем и с которым она счастлива и сейчас.

Потом родились дети: сын Юрате заканчивает сейчас 9-й класс, дочке 14 лет. Юридическая практика. Появился свой дом в черте города. Три собаки. Цветник, оформляемый каждый год в новой цветовой гамме. Одно только знают родные Юрате: при ней нельзя произносить: «Неплохо бы вот тут что-то построить». Тут же всё снесёт, камня на камне не оставит от прежнего пейзажа. Так же, как не оставила в своей жизни ни малейшего намёка на тяжёлое детство и юность.

Виктория тоже уже замужем, воспитывает дочь. Учится на психолога. И старшая сестра считает, что у неё есть все шансы преуспеть в профессии.

Юрате сейчас много времени уделяет общественной работе. Каждый день дарит кому-то надежду. На днях это была пожилая женщина, угодившая в сети микрозаймов и готовая наложить на себя руки, только бы не рассказывать об этом сыну. Приходил молодой человек, который решил, что потеря работы и невозможность оплатить банку долг – это приговор. А всего-то надо было составить грамотное обращение в банк. Помогает людям бесплатно. Единственное, что просит взамен, – оставлять отзывы. Чтобы о ней узнавали и помочь она могла как можно большему количеству заёмщиков, успела предостеречь от мошеннических схем и псевдоюристов. Она не просто консультирует: если нужно, стучится в любые двери, просит о помощи кого-то ещё. Такая общественная работа для неё любимое дело, источник вдохновения и возможность новых знакомств с людьми – часто такими же сильными, как она сама.

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

                     
        Самое интересное в регионах