Примерное время чтения: 10 минут
747

«Перезимуем в гараже». Как живут в Уяре под Красноярском после пожаров?

 В новое жильё пострадавшие должны переехать до холодов. Но не у всех погорельцев до зимы будет крыша над головой.
В новое жильё пострадавшие должны переехать до холодов. Но не у всех погорельцев до зимы будет крыша над головой. / Вера Ракова / АиФ

Спустя два месяца после страшных пожаров в Уяре кипит стройка. И в дождь, и в жару в центре работает техника, на чёрной выжженной земле появляются белые блочные дома, кое-где зеленеют посадки. Корреспондент krsk.aif.ru побывал на месте и узнал, кто получил помощь от государства, а кто восстанавливается своими силами.

Я была здесь за три дня до пожаров. Поразило обилие сухой травы на брошенных в центре города участках. Сухостой доставал крыши старых деревянных домов. «Небольшая искра может натворить здесь такой беды», – подумала я тогда. Местные жители говорят, что не раз просили администрацию сделать что-то: опахать болото, облить гербицидами, чтобы трава не росла, изъять брошенные участки или заставить хозяев косить траву… Но ничего сделано не было.

Дом сгорел, землю забрали

«Улица, на которой я выросла и всю жизнь прожила, уже не та», – сетует местная жительница. Она пожелала остаться неизвестной, потому что суд, который должен решить их судьбу с выплатой, ещё не состоялся.

Несмотря на накрапывающий дождь, они с мужем приехали к своему бывшему дому, от которого стались одни ворота и грядка с клубникой. Участок обнесён сигнальной лентой. «Надеюсь, получим выплату и уедем отсюда совсем, больно смотреть на всё это. Вот заехали проститься. Такой дом не хотим», – показывает женщина в сторону строящихся домов.

Домики белые, аккуратные, больше похожи на скворечники. Хоть они и будут построены по всем нормам, и даже благоустроенны, но очень тесные – в прихожей просто не развернуться.

«Нашим соседям строители на вопрос, а как мебель заносить, предложили это сделать до того, как накроют крышу, – говорит муж женщины. – Издеваются…»

Фото: АиФ/ Вера Ракова

Именно поэтому многие от стройки отказались и взяли сертификат на приобретение нового жилья, но далеко не всем такая помощь в радость. У многодетной семьи Шмелёвых сначала пожар забрал два дома, а потом закон лишил их собственности на землю. Поскольку от стройки шлакоблочного дома они отказались в пользу сертификата, землю, а это 18 соток, должны отдать государству.

«Сертификат мы ещё не получили, даже участок не успели снять с обременения, как на нашей территории уже стали разравнивать землю, чтобы строить кому-то дом. А при этом нам обещали, что участок нам дадут в аренду, с правом выкупа», – рассказывает Ирина Шмелёва. В выходной день она с тремя сыновьями пришла на участок, где они уже после пожара поставили теплицу и посадили небольшой огород. Рядом ведутся строительные работы.

«Территория у нас удобная, солнечная, участок угловой, машин мало – для детей безопасно, вид на город хороший. Не понимаю, почему одиноким дают и выплату, и землю оставляют, а у детей землю забирают».

У Шмелёвых кроме сгоревшего дома в 115 кв. м был ещё один – на ул. Бограда, двухквартирный, он тоже сгорел. Дом был записан на главу семьи, а проживали там брат с детьми и отец. За это жильё по закону выплата уже не положена. Но что делать с детьми, сейчас решает суд. Ирина очень надеется, что племянников и свёкра без крыши над головой не оставят.

«Мы сейчас ждём ответа от МФЦ, получим сертификат и купим дом, – говорит Ирина. – Пока живём в квартире знакомых, очень надеемся, что к осени наши скитания закончатся, потому что двум старшим сыновьям в школу. Правда, цены на недвижимость в городе после пожаров заметно выросли. Я понимаю, что люди хотят избавиться от своего жилья, купить гостинку в Красноярске и уехать отсюда, но не наживаться же так на тех, кто уже пострадал».

Семья Шмелевых организовала небольшой огород теперь уже не на своей земле. Фото: АиФ/ Вера Ракова

Жильё здесь действительно подорожало. Например, квартиру в новом доме в 34 «квадрата» продают за 2,3 млн рублей. А хороший дом на земле и вовсе выставлен за 7 млн – цена на него после пожара подскочила почти на 2 млн.

Ничего не положено

Чуть дальше строятся два брусовых дома – один большой, другой, через дом – поменьше, они заметно отличаются от типовых. Это семья Косициных восстанавливает своё жильё. Михаилу и его супруге рассчитывать не на что. Несколько лет назад, когда их сын поехал учиться, они купили в Красноярске долю в квартире, а значит, жильё у них не единственное, и другого не положено. И то, что там всего 18 кв. м, никого не интересовало. Родителям Михаила выдали сертификат – хватило, чтобы заказать постройку дома из бруса 6х8 «квадратов».

«Я на следующий же день пошёл завалы разбирать, потому что на государство никогда не рассчитывал. Благо, коллеги помогли спасти технику – продал два трактора, на них и купил материалы на дом. Что-то помогли собрать добрые люди: кто-то брус отдал, доски, на работе выделили технику, в магазине продали цемент с хорошей скидкой», – рассказывает Михаил.

Мужчина здесь родился и вырос, женился, купил участок и всю жизнь потихоньку строился – дом 100 кв. м, три гаража, капитальные постройки. Буквально за неделю до пожаров закончил всё, что хотел, и радовался, что успел до пенсии. Соседи о нём говорят как о работящем мужике, который никогда ни у кого ничего не просил, наоборот, всегда всем помогал, как и в тот день… Когда узнал о пожаре у болота, убежал туда, там дом отстояли, а к себе вернулся – только успел схватить документы, выбегал уже из окна горящего дома. 10 минут – и ничего не осталось…

Сейчас на его участке уже огорожен огород, стоит дом под крышей и рядом недостроенный каркасный гараж.

Зимой Сергей Косицин с супругой планируют жить в гараже.
Зимой Сергей Косицин с супругой планируют жить в гараже. Фото: АиФ/ Вера Ракова

«Всё, денег больше нет – чтобы достроить, планирую гараж довести до ума, утеплить пенопластом, вставить окна и переехать к зиме».

Сейчас они с супругой и со своими кошками и собаками живут в квартире у тёщи на 24 «квадратах». Но беда в их дом пришла не одна. Заболел внук, у него обнаружили раковую опухоль в голове. Ни в Красноярске, ни в Новосибирске помочь не смогли, сейчас ребёнка увезли на лечение в Санкт-Петербург. На вопрос, неужели им совсем никакой выплаты не дали, как погорельцу, ответил: «Почему? Выдали геркулес, видимо, чтобы совсем не сдох».

При этом Михаил не исключает, что подобное может произойти опять – на очереди улицы Ворошилова и Советской Армии. Заброшенных участков здесь много. До пожара соседние он регулярно окашивал, выгонял ребятишек: не дай бог, спичку чиркнут – сами пострадают и всё вокруг спалят. А ещё Михаил не понимает, почему в городе, где очень много деревянных домов, нет запасной подстанции, которая на случай отключения электричества должна была запуститься, чтобы помочь людям качать воду и тушить свои дома.

«Если бы колонки работали, мы бы отстояли город, и не было бы такого огромного ущерба. А нам оставалось таскать вёдрами воду из канализации и хлопать по огню лопатами».

Несчастье помогло

Надежда Калашинкова и её семья – одни из тех, кто от пожаров только выиграли. Раньше они и тремя дочерьми жили в домике в 26 «квадратов», держали огород. 7 мая женщина была дома с девочками, муж на работе.

Сначала помогала соседям тушить деревья и забор, чтобы к ним не перешёл, а когда поняла, что бесполезно, вызвала мужа. Успели из дома вынести телевизор, микроволновку, чайник, электропилу и мотоблок, которые буквально накануне взяли в рассрочку, дочери спасли велосипед и самокат.

Сейчас Надежда вспоминает тот день со слезами на глазах, но говорит, что не было бы счастья, да несчастье помогло. Им от государства положен сертификат на 6,6 млн рублей. Правда, пока его не выдали – идёт суд. Дело в том, что они с мужем, хоть и живут вместе 15 лет, не были зарегистрированы, в графе «отец» у девочек прочерк. Сейчас доказывают, что он живёт вместе с ними, и на него выплату тоже должны дать. В противном случае сумма будет меньше. Теперь Калашниковы должны купить дом не меньше 90 «квадратов» и уже присмотрели на 150 кв. м, благоустроенный. Сейчас временно живут в старом доме начальницы мужа, посадили огород. На выделенные единовременные пособия купили детям два велосипеда, планшеты, а ещё стиральную машину и электрический умывальник.

Надежда Калашинкова и её семья – одни из тех, кто от пожаров только выиграли. Фото: АиФ

«Мне не на что жаловаться, наши жилищные условия улучшатся. Только обидно, что раньше почему-то государство не переживало, что мы впятером живём на 26 «квадратах» – пожар помог. А ведь сколько у нас по России таких семей… Алкоголикам помогают, а работящие крутитесь, как хотите».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ читаемых

Самое интересное в регионах