Примерное время чтения: 8 минут
337

Сын остался в Альбионе. Почему сибирячка рада, что уехала из Англии

«АиФ на Енисее» №4 (2201) 25/01/2023
Родного сына сибирячка оставила бывшему мужу-иностранцу.
Родного сына сибирячка оставила бывшему мужу-иностранцу. / Наталья Мокшина / Из личного архивa

В постсоветское время многие российские девушки мечтали выйти замуж за иностранца. Наталья Мокшина после второго курса Красноярского госуниверситета перевелась в Пущино, и после 12 лет жизни в Москве и Подмосковье уехала в Англию, выйдя там замуж. Жених родом из Западного Йорк­шира, где живёт английская аристократия. Но Англия не стала ей домом. Год назад она вернулась на родину.

Социальная маска

Корреспондент krsk.aif.ru Елена Скуратова: Наташа, как попали в Англию?

Наталья Мокшина: Наверное, это мой природный авантюризм. Жажда нового. После развода с первым мужем, Денисом, с которым мы поженились сразу после института, устроилась в фирму по производству горнодобывающего оборудования. Головной офис находился в Шотландии, и у них были завязки с Англией. Я сделала бизнес-визу и поехала в Англию. Там друзья и познакомили с Питером.

«Ой, он такой хороший!» – думала я. Повелась на то, что у англичан принято называть социальной маской – мы её принимаем за английскую сдержанность. 12 лет назад я этого не знала. И домик симпатичный у него, и садик красивый, с розами. Он работал начальником административно-хозяйственного отдела строительной компании, сотрудничающей с железной дорогой. Два раза приезжал ко мне в Москву. Я понимала, что особой любви нет, но надеялась на какие-то чувства с его стороны, на уважение.

Когда приехала в Англию, всё оказалось не так. Практически с ходу надо было сесть в самолёт и вернуться. Но…

– И что остановило?

– Скажут: неудачница. Мы себя пытаемся обмануть, приспособить к ситуации. Через несколько месяцев забеременела. Тогда я была одержима этой идеей: часики-то тикают...

Родился Себастиан. Питер – прекрасный отец, но оказалось, если ты полностью зависишь от мужа, тебе конец. Все годы брака это был абьюзер (человек, использующий критику, обвинения, газлайтинг, манипуляции, а иногда и физическую силу в целях контроля других людей). Несмотря на все его хорошие качества, наша жизнь превращалась в ад. Он изматывал меня прогулками, поездками. Бросал на набережной и уезжал, демонстрируя, что я никто – одна, в чужом городе, без денег и возможности купить билет. Потом забирал.

То, что я могла дать, для него ценности не имело: поддержка, сочувствие, эмоциональность – для Питера это пустой звук. Он хотел, чтобы я была похожа на его маму. Год назад мы развелись, хотя муж до последнего противился. Сейчас он живёт с типичной англичанкой – душа в душу.

Наш развод длился полгода – и это ещё быстро, потому что без взаимных претензий, по соглашению сторон. Развод в Англии – дело дорогое. Мой бывший муж сказал: как только адвокаты вступают в процесс, не выигрывает никто, кроме адвокатов. Он добровольно дал мне деньги на квартиру в Красноярске, чтобы избежать лишних расходов.

– Но сын остался в Англии?

– Я не пыталась забрать Себастиана в Россию. По своему менталитету он англичанин. В Англии он дома, учится в одной из десяти лучших школ, остаётся с любящим отцом. И потом, я понимала, что эту битву мне не выиграть. Ни моральных, ни физических сил на это не было.

Чужая культура

– Что для вас самое сложное в эмиграции?

– Я называю эмиграцию добровольным пленом. Ты погружаешься в мир, который в любых мелочах тебе чужой. Менталитет – это не пустой звук. Разница в культуре приводила к тому, что я тоже не испытывала привязанности ни к кому из англичан. Выходила за дверь и забывала, о чём мы разговаривали. В России встретились две мамы на детской площадке – и уже разговоры об искусстве, политике, жизненных ценностях... В Англии приходишь в гости, и вся беседа о том, что делали вчера, сегодня, чем планируете заняться завтра – об обыденных вещах. Никакой душевности. Так скучно!

Каждая минута – стресс. Капиталистическое общество конкурентное. Если чётко не просчитаешь ресурс, где-то дашь больше, даже эмоционально, можно уйти на дно, и никто не поможет – ни родственники, ни государство.

– Вы не чувствовали социальной поддержки от государства?

– В Англии только с 12 лет ребёнок может оставаться один дома и самостоятельно ходить в школу. Каникулы огромные, занятия с 9.00 до 15.00, поэтому одному из родителей работать полный день фактически невозможно.

Перед разводом я жила в сепарации и подала на соцпособие как мать-одиночка. Денег хватало – впритык. Потом условия изменились, и начался психологический прессинг. Я окончила курсы и стала работать массажисткой.

Пособие – в районе 380 фунтов. Зимой половина уходила на коммунальные услуги – я платила порядка 200 фунтов, в пересчёте на рубли примерно 20 тыс.

– Правда ли, что в Англии так экономят на отоплении, что спят в тёплых носках?

– В английских домах температура, как в Красноярске осенью, до того как включают отопление. Днём +15, ночью +10, зимой чуть холоднее. Из-за постоянного переохлаж­дения у меня пальцы начали белеть – появился синдром Райля, когда «схлопываются» сосуды. Как при обморожении, может начаться некроз тканей, хотя я не жалела денег на электричество. Купила электропростыню – так спасалась.

В кране была только холодная вода, в душе стоял электрический водонагреватель, который не успевал нагреваться. У бывшего мужа частный дом с газом: полноценный душ и горячая вода. У всех в домах таймеры: англичане идут на работу, и отопление отключается. Возвращаются в ледяное помещение – и это ещё до 2022 года. Что сейчас – не представляю.

В школу с трёх лет

– Чем отличается английское образование от российского?

– В школу идут с трёх лет. У детей нет детства. Ни песенок, ни стишков, ни дневного сна. С трёх лет письмо, математика и один обед. В первый год сын настолько перенапрягался, что приходил из школы, садился в кресло и истерически плакал без остановки.

– В таких условиях дети, наверное, часто болеют?

– Знаете верный признак английских детей? Сопли, спускающиеся из носа в рот, почти постоянно. И на больничный не отправляют. Говорят: вырабатывается иммунитет.

Не случайно появился мультик про свинку Пеппу. Она учит элементарным вещам. С гигиеной в Англии беда. Например, часто мыть руки не принято – отсюда и столько ротавирусных инфекций у взрослых и детей.

А в больницах! Медсестра, перед тем как поставить укол внутривенно, не дезинфицирует ваткой со спиртом, а «протирает» своим пальцем и втыкает иглу...

– Что вас поддерживало в эмиграции?

– Меня спасала белорусская подруга и танцы – сальса, бачата, кизомба. Это было моей отдушиной. Но с ковидом началась суперизоляция. Культурный голод меня и подтолкнул к возвращению в Россию. Но пока не начала умирать физически, одолевали сомнения. Также срабатывал элемент престижа со стороны родителей.

Здесь всё родное

– Как родители приняли ваше решение?

– Как для людей советской эпохи, для них мой отъезд за границу – предел мечтаний. Когда мама на вопрос, как дочки, отвечала бывшим коллегам: «Старшая в Англии, младшая в Германии», – они теряли дар речи. Моё решение вернуться не находило поддержки. Я до последнего сомневалась. А может, ещё попробовать?

– Вас встретила другая Россия?

- Многое изменилось глобально. Я приехала в другую страну. Стало гораздо лучше – столько всего для людей, столько интеллектуальных мероприятий проводят, причём бесплатных. Обожаю то, что делает краевая библиотека. Например, с удовольствием хожу на английские клубы. В России секции спортивные организованы на высочайшем уровне. В Англии это проблема.

Коммунальная система стала хорошо организованной. Портал «Госуслуги», система быстрых денежных переводов – в Англии таких сервисов нет.

Здесь всё родное. И люди искренние.

– Есть что-то, по чему вы будете скучать?

– С Англией меня связывает сын Себастиан, и это навсегда. Я знаю, что ему там хорошо, но не могу не скучать. Ещё скучаю по живописным английским пейзажам. Западный Йоркшир можно назвать английской «Рублёвкой», с той разницей, что там живут не «нувориши», а английская аристократия. Можно неподалёку у фермеров купить натуральные продукты. Покупатели сами берут то, что нужно, и оставляют деньги, и никто ничего не крадёт. По этому тоже буду скучать. А ещё по феерии танцев в Лидсе и Лондоне. И по Кембриджу, конечно. Это единственное место, которое мне понравилось в Англии. Там большая русская диаспора, очень интересные люди – академическая элита. Но даже богатые англичане говорят, что это дорого. А по большому счёту, это просто академгородок с красивыми зданиями. В России таких много.

Досье
Наталья МОКШИНА. Родилась в Красноярске в 1976 году. Окончила красноярскую школу № 106 «Универс». Затем Красноярский госуниверситет, факультет биохимии, магистратуру в Пущино. Первый муж – русский, выпускник МФТИ (физтех). Уехала в Англию в 2009 году. Второй муж – англичанин. От второго брака есть сын. Окончила курсы массажа, получила квалификацию «косметик-эстетист». Сейчас работает массажисткой.

 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ читаемых

Самое интересное в регионах