Примерное время чтения: 8 минут
177

«В тундре ёлки не растут». Удивительные новогодние традиции народов Таймыра

«АиФ на Енисее» №52 (2249) 26/12/2023
У каждого народа, населяющего территорию огромного региона – Красноярского края, есть свои традиции.
У каждого народа, населяющего территорию огромного региона – Красноярского края, есть свои традиции. Из личного архивa

В каждой семье готовятся к любимому празднику – Новому году. В домах и на улицах городов и посёлков светятся огнями празднично украшенные ёлки. У каждого народа, населяющего территорию огромного региона – Красноярского края, есть свои традиции.

Корреспондент krsk.aif.ru узнал, как прежде отмечали Новый год малые коренные народы Таймыра – нганасаны, долганы и ненцы, у них самих.

Нганасаны. Чистый чум и обряд шамана

В ночь с 31 декабря на 1 января мы празднуем любимый многими россиянами Новый год. Однако не все народы нашей страны отмечают Новый год именно в этот день – северные этносы встречают его по календарю природы.

Точной даты нового года у северныхнародов нет. Фото: Из личного архивa Лидии Аксеновой

«На просторах арктической тундры Новый год наступает в разное время, точной даты нет, – рассказывает ведущий научный сотрудник Таймырского краеведческого музея Лидия Аксёнова. – Например, нганасаны в конце января, когда заканчивается полярная ночь, отмечали праздник Мазуся – «Чистый чум». На празднество съезжались соплеменники из разных мест, ставился «чистый чум» из новых шестов и нюков. На празднике шаман испрашивал у духов благополучия, счастья и удачи на промысле в наступающем году и узнавал, будет ли он счастливым. Смысл обрядовых действий состоял в «оживлении природы» и должен был способствовать всяческому благополучию».

Кстати, Лидия Аксёнова из рода шаманов Нгамтусуо. Сильным шаманом был её прапрадед Дюходе Костеркин, о котором писал известный советский этнограф Андрей Попов. Был шаманом и дед, Демниме Костеркин. А в Таймырском крае­ведческом музее, который находится в Дудинке, хранятся одеяния и ритуальные предметы нганасанских шаманов из рода Нгамтусуо – Демниме и Тубяку Костеркиных.

Всё детство Лидии Кундылеевны прошло в чуме, в стойбище. До шести лет девочка росла в тундре. Отец – киномеханик, мама – швея. В шесть лет Лидию привезли в Дудинку, в школу-интернат. Малышка совсем не знала русского языка, он давался ей трудно. Но Лидия поставила себе цель выучить его. После окончания школы поступила в Ленинградский государственный педагогический университет имени Герцена, окончила вуз и стала учителем русского языка и литературы, а также нганасанского языка. 

В школьные годы Лидию тянуло в тундру, в родное стойбище. Детям из интерната Новый год предвещал скорую встречу с родителями в посёлке. Ребятишек домой доставляли на вертолёте.

«Хорошо помню, как в первый раз я увидела новогоднюю ёлку в школе-интернате. Удивилась, что она не живая – искусственная! Подошла, потрогала иголки – не настоящие! «Это разве дерево?!» – подумала я. В тундре ёлок нет, для детей ёлка – лиственница. Осталось в памяти ощущение праздника: запах мандаринов, ёлочные украшения, которые мы делали сами из цветной бумаги: снежинки, цепочки, флажки. Зубной пастой рисовали узоры и снежинки на окнах».

Ненцы. Ёлка из жерди и золотая рыбка

У ненцев массовых праздников прежде не существовало. Приход нового года они связывали с первым появлением солнечного диска 14–15 января. О новогодних традициях этого малого народа рассказала методист по ненецкой культуре Таймырского дома народного творчества Раиса Яптунэ.

Фото: Из личного архивa

«Все ждали этого момента. Забивали оленя и обращались к богу неба Нуму, просили здоровья и благополучия. О праздновании Нового года и связанными с ним торжествами ненцы узнали в начале 30-х годов XX века, когда на Севере начали открываться первые школы».

Впервые Раиса увидела новогоднюю ёлку, когда училась в подготовительном классе в школе, в посёлке Носок Усть-Енисейского района Таймырского автономного округа.

«Мне на всю жизнь запомнился первый новогодний утренник, в котором я принимала участие. Внимательно наблюдала, как наши учителя со старшими школьниками смастерили ёлку из длинной жерди, в которой просверливали отверстия. Ребята заранее приносили веточки тальника, мы их обёртывали бумагой, покрашенной зелёнкой, и втыкали эти ветки в отверстия. Своими руками вырезали снежинки из бумаги, разноцветные флажки из цветной бумаги, клеили бумажные цепочки. Для этого весь год копили цветные фантики от конфет и золотистую бумагу, которыми в те времена обёртывали плиточный чай. Учителя принесли в школу блестящие стек­лянные шарики, которые мне казались чудом. А из разбитых шариков делали блёстки, которыми украшали новогодние карнавальные костюмы.

Никогда не забуду, как я впервые получила подарок от Деда Мороза – открытку и золотую рыбку, за то, что хорошо училась! Я так радовалась и берегла этот подарок! Приехала домой на каникулы и повесила эту красоту на шест чума. В гости пришла двоюродная сестра и спросила: «А ты на зуб пробовала?» Я взяла золотую рыбку в рот и крепко сжала зубы. И тут она раскололась на части, потому что оказалась стеклянной!

А какие у нас были праздники в школе! Ни один ребёнок не приходил без карнавального костюма. Снежинки, Лисички и даже Негр!  Шили нам воспитатели и учителя праздничные наряды из старых простыней, из марли. Педагоги наши были настоящими массовиками: танцевать, петь, читать стихи были мастера. И нас учили всему этому.

Моё пожелание всем детям – веселья! А ещё желаю, чтобы в министерстве образования края нашлись деньги, чтобы отправить наших детей-северян на Кремлёвскую ёлку и на ёлку в Красноярск».

Долганы. На каникулы – в тундру самолётом

Заведующая отделом фольк­лора и этнографии Таймырского Дома народного творчества Нина Кудрякова не понаслышке знает об обычаях долган: она сама выросла в северном посёлке Сындасско и вместе с родителями выезжала в тундру.

«У долган новый год начинался с появления на небе солнечного диска, в конце января – начале февраля. В давние времена в тундре люди в стойбищах находились далеко друг от друга. Представители одного рода заранее оповещались о важных событиях, таких как свадьба или встреча солн­ца. В назначенное время все собирались в стойбище. Для молодёжи это была возможность познакомиться, старики показывали молодым, как надо встречать гостей», – делится Нина Семёновна.

Она хорошо помнит, как праздновали Новый год в советское время.

Нина Кудрякова выросла в тундре.
Нина Кудрякова выросла в тундре. Фото: Из личного архивa

«Мы учились в Хатанге, в школе-интернате. Детей в конце декабря отправляли на зимние каникулы, чему мы были очень рады. Нас, ребятишек, доставляли домой на самолёте Ан-2. Родители зимой кочевали, приезжали в посёлок, меня с братьями забирали и увозили в тунд­ру. Готовили для нас самые вкусные мясные и рыбные блюда – строганину из озёрной рыбы, котлеты из оленины.

Мы с удовольствием надевали тёплую национальную одежду – парки из оленьего меха вместо интернатских пальтишек. На ноги – меховые бакари с чижами, длинными тёплыми носками. Здорово было в бакарях резвиться на улице и кататься с горок! Полярная ночь, темно, но мы не унывали и радовались. В тундре ёлки не растут, но в сельском клубе в посёлке всегда наряжали искусственную ёлочку, проводили карнавалы».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ читаемых

Самое интересное в регионах