Примерное время чтения: 8 минут
482

«Там надо жить»: Тарковский называл работу в Сибири лучшим воспоминанием

Андрей Тарковский год работал в экспедиции в Туруханском районе, прошёл пешком сотни километров.
Андрей Тарковский год работал в экспедиции в Туруханском районе, прошёл пешком сотни километров. Commons.wikimedia.org

«Иваново детство», «Андрей Рублёв», «Сталкер», «Солярис», «Зеркало»… На этих фильмах Андрея Тарковского выросло не одно поколение советских людей, которых режиссёр вовлекал в свой мир духовных поисков, заставляя задуматься о неразменных ценностях. Народному артисту СССР, чьи произведения стали достоянием мировой культуры, 4 апреля исполнилось бы 90 лет.

В его биографии есть период, связанный с Красноярским краем. Информации об этом сохранилось крайне мало, но сегодня в сибирской тайге живёт его племянник, известный писатель Михаил Тарковский, который рассказал корреспонденту «АиФ-Красноярск» о своём знаменитом дяде.

Места великие…

Фото: Из личного архива/ Из архива М. Тарковского

Михаил Тарковский вспоминает своего дядю как человека открытого, поразительного обаяния, со своей манерой растягивать слова и с очень живым лицом.

«Меня поражала его скуластость. Он мог быть необыкновенно весёлым или, наоборот, каким-то трагически грустным. Мог говорить какие-то вызывающие вещи», – вспоминает Михаил Александрович.

По его словам, они чаще общались в пору первой семьи Андрея Тарковского. Тогда вместе с бабушкой Машей он ходил в гости к его двоюродному брату Арсению, преодолевая пешком путь с Серпуховки на Курский вокзал, рядом с которым они жили.

Дядя никогда не рассказывал племяннику о своей работе в Сибири, маленький Миша всё узнавал от бабушки.

«Уже когда я стал взрослым и связал свою судьбу с Енисеем, спросил его, понравились ли ему места, люди. Он сказал, что места, конечно же, великие и что «там надо жить». Интересно, что в 1977 году, будучи студентом, я поехал в Бодайбо с геологами – экспедиция была от того же самого института, который тогда уже назывался ЦНИГРИ. Судьбоносная была поездка – открыл для себя образ трудовой Сибири», – говорит Михаил Тарковский, добавляя, что относился к дяде как восторженный племянник, совсем как в «Обыкновенной истории» Гончарова.

А вот как вспоминает Михаил Тарковский эпизод, когда Андрей Арсеньевич показал им с бабушкой награду Международного кинофестиваля, проходившего в Венеции. Это был 1962 год, Мише было 4 года, Тарковскому – 30 лет.  

«С бабушкой пришли в комнатёнку, которую он снимал. Это было после получения им «Золотого льва святого Марка» за фильм «Иваново детство», поставленного по мотивам военного рассказа Владимира Богомолова «Иван». Всё как во сне: он показывает нам этого льва, расчехляет, потому что тот был в футляре с синей бархатной подложкой. Кроме этой сумрачной комнаты и «расчехления» льва ничего не помню», – признаётся племянник известного режиссёра.

Лучшее воспоминание

Целый год Андрей Тарковский провёл в Сибири. Как он указал в своём личном деле при поступлении во ВГИК, сильно увлёкся кинематографом, бросил институт востоковедения, где учился, и в мае 1953 года уехал в Сибирь.

Несколько позже он признается, что попал в дурную компанию, из которой его вытащила мама.

«Мать меня спасла очень странным образом: она устроила меня в геологическую партию. Я работал там коллектором, почти рабочим, в тайге, в Сибири. И это осталось самым лучшим воспоминанием в моей жизни», – рассказывал Тарковский.

О том периоде Андрей Арсеньевич также упоминал в автобиографии при поступлении во ВГИК. Страничку из его личного дела нашёл ректор института Владимир Малышев.

«Поступил сотрудником на работу в научно-исследовательскую экспедицию института «Нигризолото» и уехал в Туруханский край. Год работал в экспедиции, в тайге, прошёл пешком сотни километров. Экспедиции я обязан многими интересными впечатлениями. Встречи с людьми – геологами, рабочими. Здесь я узнал трудную, но благородную работу геологов, геоморфологов, геофизиков. Всё это укрепило меня в желании стать кинорежиссёром… Помимо коллекторской работы я вёл альбом зарисовок сибирских пейзажей, который находится сейчас в архиве «Нигризолото»,  – сообщал абитуриент Тарковский.

Тогда значение слова «коллектор» было абсолютно иным, нежели сейчас. Он занимался сбором коллекций минералов и горных пород в геологической партии, в его задачи также входило делать зарисовки для минералогических альбомов. У будущего режиссёра с мировым именем это хорошо получалось, так как он учился в художественной школе, где отлично овладел навыками рисования.

В распоряжении редакции «АиФ-Красноярск» оказалась уникальная фотография двадцатилетнего Андрея с его товарищами по экспедиции, сделанная в районе Курейки.

Андрей Тарковский год работал в экспедиции в Туруханском районе, прошёл пешком сотни километров.
Андрей Тарковский год работал в экспедиции в Туруханском районе, прошёл пешком сотни километров. Фото: Из личного архива/ Марина Арсеньевна Тарковская

Редкое фото, бережно хранящееся в семейном альбоме, сняла на телефон мама Михаила Тарковского Марина Арсеньевна, которая живёт в Москве. Кстати, Михаил Тарковский, проживающий в селе Бахта Туруханского района без малого три десятка лет, говорит, что на его страстное желание уехать в Сибирь после института косвенно повлиял его дядя.

«Повлиял, но через бабушку, от которой я узнал о Енисее, точнее, об её представлениях о нём, потому что она никогда его не видела. Услышал рассказы о мошке, каких-то фантастически могучих речных штормах. Узнал, что есть спальные мешки, экспедиционная жизнь, тайга, слова «Курейка», «Игарка» и многое другое. Но главным было святое отношение бабушки к Енисею. Ну и, конечно, книги Астафьева, которые она давала мне читать.

Я тоже мечтал сплавляться по реке на салике – небольшом плоту из лёгких брёвен, представлял Енисей мрачным, в чёрных скалах, как на графике книжных иллюстраций. Когда первый раз увидел реку, был поражён таёжной зеленью и её буйством. А вообще Енисей первый раз я увидел в Кызыле в 1974 году, когда после девятого класса работал в противочумной экспедиции в Монгун-Тайгинском районе», – делится Михаил Тарковский.

    

Кто мы и где наше место?

«Тише вы! Не мешайте смотреть!» – возмущённо шикали зрители на пробиравшихся вдоль рядов молодых людей. Это были студенты режиссёрского театрального факультета Кемеровского института культуры, которые проникли в малый зал кинотеатра «Москва». Юноши и девушки уселись прямо на пол между креслами. На экране шла премьера фильма Андрея Тарковского «Сталкер», снятого по повести братьев Стругацких «Пикник на обочине». Среди них были и две Татьяны – подруги и однокашницы, поклонницы творчества режиссёра.

Благодаря знакомству одной из них с кассиром кинотеатра ребят пропустили без билетов, так как все они были проданы. Не отрываясь от экрана, девушки, как губки, впитывали кадры фильма, диалоги главных героев, пронизанные глубоким философским смыслом. Потом долго обсуждали увиденное, шагая по улицам города. Это моя личная история, случившаяся в 1980 году: одной из этих студенток была я.

После того как 7 июня 1979 года «Сталкер» был принят Госкино, а 15 июня прошла его премьера в московском Доме кино, фильм начал своё триумфальное шествие по Стране Советов. За восемь лет до этого в прокат вышел фильм Тарковского «Андрей Рублёв», снятый им в 1966 году. На полке он пролежал пять лет и, прежде чем попасть на экраны, прошёл цензурные правки, некоторые сцены из кинофильма были вырезаны. Как и многие другие работы Андрея Тарковского, фильм даже спустя полвека остаётся актуальным в попытке ответить на вечные вопросы: кто мы, где наше место и зачем мы пришли на эту землю.

«Дядя был поразительным человеком. Когда его не стало, кто-то из киношников, кажется, Сокуров, назвал его нашим гениальным соотечественником. Меня эти слова покоробили, не укладывалось в голове, что современник может быть гениальным, слово это всегда какую-то дистанцию предполагало. А сейчас точно знаю: гений. Поразительно… У меня два любимых фильма – «Калина красная» и «Андрей Рублёв». Мне кажется, что Шукшин и Тарковский – это две ипостаси, две взаимодополняющие стороны русского искусства», – уверен племянник великого режиссёра.

***

Андрея Тарковского не стало 29 декабря 1986 года. Он скончался от рака лёгких на 55-м году жизни в Париже. Похоронили мастера на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ читаемых

Самое интересное в регионах