aif.ru counter
724

Воспоминания красноярского участника обороны «Белого дома»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 41. "АиФ на Енисее" 10/10/2012
Фото: АИФ

Олег ЛЮТЫХ родился в 1965 году в Красноярске. Окончил исторический факультет Красноярского государственного педагогического университета. В 90-е - активный участник национал-патриотического движения в крае. Работал учителем истории в школе. В настоящее время - преподаватель, доцент кафедры экономической теории и управления КГПУ. Кандидат исторических наук.

Принципы свободы

- Олег Юрьевич, как вы оказались в числе участников обороны «Белого дома»?

- В то время я был учителем истории в школе № 139, при этом принимал активное участие в политической жизни края. Вместе с Олегом Емельяненко мы стояли у истоков создания красноярского отделения «Русского национального единства». Состоял я и в других организациях национально-патриотического толка, таких, как «Русский национальный собор», «Российский общенародный союз». И когда Ельцин решил распустить Верховный Совет, 38 красноярцев и я в их числе поехали в

Москву, но не столько защищать «Белый дом», сколько отстаивать принципы реальной свободы. Это было время альтруизма, романтики и идеализма, и мы считали: если ты что-то доказываешь на словах, то должен отстаивать это на деле.

- Где брали деньги на поездку?

- Билет на самолёт стоил 56 тысяч рублей, нам помог один патриотически настроенный бизнесмен. Выделил 1 млн рублей, эти деньги мы раздавали ребятам, которые желали

поехать на защиту «Белого дома», прямо перед авиакассами на Предмостной площади. Если бы у нас было больше денег, мы могли привезти в Москву и 100 человек.

Приехали в Москву 25 сентября. В это время город уже был наводнён силовыми подразделениями. Запомнился разговор с военнослужащими из дивизии имени Дзержинского. Они говорили, что не понимают, как такое может быть: в стране - два президента, два министра внутренних дел.

Военных купили

- Чем занимались в Москве во время тех событий?

- Я и другие красноярские члены РНЕ занимались охраной денег и документации Верховного Совета. Как сейчас помню: было два трейлера с иностранной валютой и три трейлера с российскими рублями. Также вели агитационную работу среди военнослужащих, окруживших «Белый дом». Объясняли им политическую ситуацию в стране. Кстати, московская милиция уже была сагитирована.

- Но штурм всё-таки состоялся? Вам не удалось переубедить военных?

- Силовиков, которые окружали «Белый дом», постоянно «перетасовывали». А за штурм людям в погонах заплатили. Не стоит забывать, что в штурме Верховного Совета принимали участие и частные структуры: служба безопасности Гусинского «Мост», представители Союза афганцев Котенкова, со складов МЧС выдавалось оружие непонятным людям, были даже снайперы из Румынии.

Парламентский кризис

- Как вы считаете, из-за чего случился парламентский кризис в октябре 1993 года?

- Главная причина - исполнительной власти нужна была кровь. Но и на Верховном Совете лежит ответственность за гибель людей в октябре 1993 года. Именно они позвали людей к «Белому дому», но дальше не стали предпринимать никаких действий. Если бы они раздали оружие участникам обороны, никакого штурма не было бы. Вообще, главной причиной поражения Верховного Совета стало то, что в верхушке собрались в основной массе нарциссы, которые ничем, кроме как самолюбованием, не занимались, а к концу кризиса многие из депутатов были перекуплены сторонниками Ельцина. Не было в Верховном Совете и единого центра власти. Нам ещё в первый день один

красноярец, в то время работавший в милиции и приехавший, так же, как и мы, оборонять «Белый дом», сказал, что Верховный Совет проиграет. Почему? Он ответил - скоро сами всё узнаете. И мы через несколько дней, посмотрев, как всё было организовано, поняли, что победить ВС не сможет.

- А были ли у Верховного Совета шансы?

- Были. Если бы на месте Хасбулатова был такой человек, как Путин, который действовал бы решительно, и у него была бы своя команда. У спикера Верховного Совета такой команды не было. Ещё одна ошибка - руководство «Белого дома» не работало с

региональными властями. Не нужно было назначать альтернативных силовых министров. Необходимо было перетягивать действующих руководителей Министерства обороны, МВД и госбезопасности на свою сторону. К Хасбулатову во время тех событий приходили трое офицеров службы безопасности президента, они беседовали 93 минуты. Не исключено, что и о возможном сотрудничестве руководителей «Белого дома» и главы службы Александра Коржакова, но, по всей видимости, не смогли договориться.

Ни страха, ни героизма

- Многие говорят, что участие РНЕ на стороне Верховного Совета было провокацией со стороны администрации Ельцина, для того чтобы дискредитировать защитников «Белого дома»?

- Как член движения могу сказать, что это не так. Баркашов, к примеру, был изначально против нашего приезда к стенам «Белого дома», и, если бы он был провокатором, наоборот, нагнал бы тогда как можно больше членов движения и устроил бы там кровавую бучу, но он не пошёл на это.

Что касается «чёрных рубашек», «коловрата» и приветствия, то это было сделано специально, для того чтобы получить PR в СМИ. О движении тогда писали практически все. И всё было бесплатно.

Кстати, именно отряд РНЕ не позволил мародёрам разгромить гостиницу «Мир», позднее её директор публично благодарил нас.

При штурме мэрии нам удалось спасти несколько 19-летних солдат. Мы сумели остановить толпу, которая просто бы растоптала их. Все наши действия были направлены на то, чтобы не допустить ненужной крови. И на РНЕ крови нет, но вот у нас в движении погибли два члена московского отделения - Анатолий Сурский и Дмитрий Марченко. Среди красноярских эрэнешников погибших не было.

- При штурме не было страшно?

- Страха не было, как не было и героизма. Было чувство стыда за свою страну. Когда в столице государства исполнительная власть расстреливает из танков законодательную, и это транслируется на весь мир - это позор.

- Когда вернулись в Красноярск, были какие-то репрессии?

- Ещё в Москве нас сначала повезли в Лефортово, но там готовились принять руководство «Белого дома» - Руцкого, Хасбулатова и других, и нас повезли в отделение милиции, где некоторых из парней избили. На нас и меня лично пытались возбудить уголовные дела - создание незаконных вооружённых формирований, антигосударственная деятельность, искали оружие. Хотя какая может быть антигосударственная деятельность; когда участники обороны «Белого дома» защищали действующую тогда Конституцию? Все эти попытки закончились только в 1994 году, когда Госдума приняла амнистию для членов ГКЧП и участников событий октября.

В Красноярске очень хорошо повели тогда себя Валерий Зубов (губернатор Красноярского края в 1993-1998 годах. - Автор.) и тогдашний руководитель госбезопасности Анатолий Самков. Зубову звонили из Москвы и советовали прижать нас, но он сказал, что жизнь и свобода людей - превыше всего. А Самков повёл себя как настоящий русский офицер, не допустил жёсткого преследования нас. В то время первый секретарь крайкома КПРФ Владислав Юрчик, встретив меня, спросил, нужна ли какая-либо помощь, я ответил: спасибо, не надо. Но были и другие люди, которые боялись со мной общаться.

- Через 19 лет не жалеете об участии в  тех событиях?

- Нет, тогда я отстаивал свои идеалы. Хотя понимаю, что решение поехать защищать «Белый дом» было моей гражданской позицией. Сейчас осознаёшь, что события октября 1993 года - это разборки двух кланов одной номенклатуры, которые делили власть и собственность

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах