aif.ru counter
407

Детство забрала война. Тяжёлая работа в тылу легла на плечи женщин и детей

«АиФ на Енисее» №19 (1956) 09/05/2018 Сюжет Акция «Поздравь ветерана с Победой!» - 2018
Основной рабочей силой в годы войны на заводах и в совхозах стали женщины, старики и дети.
Основной рабочей силой в годы войны на заводах и в совхозах стали женщины, старики и дети. © / Ирина Якунина / АиФ

В Дзержинском утром в будний день нас встречал полный зал Дома культуры. По селу были расклеены афиши нашего концерта. Правда, прийти на него не смог ни единственный участник войны, который сейчас проживает в районе, ни последняя бывшая узница (они нас ждали у себя дома). Но первые почётные ряды в зале заняли труженики тыла.  

Основной рабочей силой в годы войны на заводах и в совхозах стали женщины, старики и дети. Они выдавали по две нормы, но при этом сами часто не доедали.

Питались клевером и черемшой

Ульяне Фроленко и Любови Тереховой, когда началась война, было 9 лет. Обе из многодетных семей (в первой было семь детей, во второй - восемь), правда, жили в разных посёлках. Любовь Александровна родом из деревни Ермиловка, Ульяна Егоровна - из Власовки Дзержинского района. Отсюда почти все мужчины ушли на фронт, и почти все погибли. Остались старики, женщины и дети. Подростки наравне со старшими работали в поле, собирали колоски, убирали хлеб, косили траву. А вечерами вязали носки и рукавицы для фронта. 

«Папе было 40 лет. Он воевал в Гражданскую войну, участвовал в боях против банды Махно и врангельских войск. Был организатором колхоза в деревне и первым его председателем, - рассказывает Ульяна Егоровна. - На фронт ушёл в первые дни войны. В 1942-м мы получили похоронку. Мама осталась с нами одна. Старшей 15 лет, младшей меньше года, но выжили. Наша деревня Власовка была дружная, все друг другу помогали. Письма с фронта получали - вместе читали, похоронки приходили - все плакали, вой над деревней такой стоял... На колхозных полях работали; у кого было своё хозяйство, сдавали масло, мясо, яйцо, шерстью Всё для фронта. А иначе как? Не победили бы, если бы народ не поддерживал».

Правда, тогда жёстко контролировали, сколько намолотили хлеба, сколько сдали и что выдали колхозникам на трудодни. Однажды председатель пожалел людей и распорядился дать работникам больше зерна. Но тут же кто-то донёс, и вечером его вместе с бухгалтером арестовали. «И вы знаете, деревенские вернули всё до грамма, что получили. И их отпустили. Конечно, было тяжело. Почки сосновые, листья, чеснок дикий, саранки, черемша - вот наша еда была». 

В первых рядах труженики, ковавшие победу в тылу.
В первых рядах труженики, ковавшие победу в тылу. Фото: АиФ/ Ирина Якунина

А вот Любовь Александровна вспомнила другую историю. «В годы войны в Ермиловке был только один мужчина - председатель. Он булки ел, а нас бил. Увидит, что мы на краю поля клевер собираем, и бичом по нам пройдётся. А нам есть нечего было. Папа ушёл на фронт и погиб. Мама одна воспитывала восьмерых детей. Сегодня нас осталось только две сестры», - с грустью вспоминает труженица тыла.

Но как изменились лица женщин, когда мы спросили про День Победы, каким он был! В глазах радость, улыбки на лицах, даже спустя более 70 лет они помнят этот день в мельчайших подробностях. Как в деревню (а там ни радио, ни телефона) за 7 км пешком пришла почтальон и, держа в руках газету, кричала: «Победа! Победа!» «Все повыскакивали, радовались и плакали, обнимались и пели песни. Этого дня мы ждали все четыре года».

Суп с червями

Капиталине Уткиной в декабре исполнится 90 лет. Когда её отправили трудиться на завод для нужд фронта, ей было 14 лет. Девочка выполняла совсем не женскую работу - клала крышу. Попранное войной детство, страдания, голод и смерть рано сделали её взрослой, воспитав недетскую силу духа.

«Недавно была в больнице, делала УЗИ. Сказали, что в почках камни. Удивлённо говорю врачам: откуда там камни, если я их не ела, а ела червей! - с улыбкой говорит Капиталина Алексеевна. - Да, нас кормили супом с грибами и червями. Иногда давали по 200 г хлеба. День Победы встретили со слезами. Я узнала, что погиб мой отец… Он говорил мне, что на войну его призвали как повара - готовить солдатам кашу, чтобы те не умерли с голоду. Но когда пришла похоронка, выяснилось, что папа был санитаром. Он просто не хотел нам об этом говорить, чтобы мы не переживали…»

Надежда Захаренко: «Мы хлеба не видели всю войну».
Надежда Захаренко: «Мы хлеба не видели всю войну». Фото: АиФ/ Ирина Якунина

Подростком на военном заводе оказалась и Клавдия Новосёлова. Роста, чтобы дотянуться до станка, ей не хватало - подставку под ноги ставила. «Работали по 12 часов в день. Но, когда возвращались домой со смены, обязательно песни пели. Вот вроде война, горе, а мы идём и поём. Откуда только ещё на это силы брались!» На фронте у Клавдии погибли отец и брат.

Надежда Захаренко к началу войны уже была сиротой. Но старшая сестра, которой на тот момент было всего шестнадцать, младших в детдом не отдала. «Мы хлеба не видели всю войну… Работали в колхозе с утра дотемна (попробуй засветло вернуться - председатель накажет): молотили, боронили, сено косили, дрова кололи… Когда нам объявили о Победе, мы, ребятишки, ночью побежали по всем домам. Все выходили на улицу, радовались, плакали…»

Ни труженик, ни дитя войны

Когда началась война, Ульяне Буленко было 12 лет. Стремительно наступавший враг оккупировал территории страны, в том числе и Смоленскую область, где жила её большая семья. Отец был на фронте, а мать осталась одна с шестью детьми: Ульяна старшая, младший брат только родился. «Они шли партиями по нашей деревне широкими шагами, чистые, сытые, с довольными лицами - мы, босоногие, лохматые и напуганные, выбегали на них посмотреть. Одни остановились в нашем доме. Нам выделили угол с кроватью, где мы и спали всемером», - вспоминает Ульяна Егоровна. Забирали у местных всё, что хотели: молоко, кур, зерно - за это обещали не трогать.

«Немцы считают себя культурными, а нас дикарями, но мы увидели их в другом свете. Когда закончились распиленные дрова, они заносили брёвна прямо в избу, одним концом клали в русскую печку, другой оставался на полу, и по мере прогорания пододвигали. Спали они в доме на соломе. Их стали заедать вши. Снимет фриц рубаху, сядет на стол, при лампе выискивает в швах насекомых и бросет снова на солому, где спит».

Фото: АиФ/ Ирина Якунина

Вскоре мать заболела и умерла от тифа. Шестеро ребятишек остались одни. В 1943 году, после особождения Смоленщины, всех сирот распределяли в детские дома. Старшие, Ульяна и её брат, решили ехать в Сибирь, взяв с собой самого маленького. Трое средних остались в детском доме в Рязани - дожидаться вестей от отца. В Таштыпском детском доме Ульяна с братом работали вместе с другими сверстниками в поле и в лесу.

Отец вернулся с фронта, но забирать детей было некуда - так они и выросли в детском доме. Ульяна окончила в Красноярском крае педколледж, потом институт и 35 лет отдала школе. Сейчас она не понимает, почему её до сих пор не признают тружеником тыла, хотя она трудилась наравне со всеми.

Песня ветерана

В селе Дзержинское мы познакомились с участником и живым свидетелем исторического сражения на Курской дуге Львом Рязановым. Ему уже тяжело вспоминать те страшные события. О подвиге ветерана рассказывают родные. «Наступали танки, народу уже много было побито. Тогда он, молодой 17-летний парнишка, бросился вперёд и подбил два танка. Командир снял с себя орден Красной звезды и вручил награду герою. Дошёл дедушка до Кёнигсберга, там был тяжело ранен. Жаль, вы гармошку не принесли. Он ведь всю войну прошёл с гармошкой, был всегда запевалой». Но в этот момент нас ждал настоящий подарок. Лев Михайлович, растроганный таким вниманием, согласился вспомнить свои фронтовые будни и… запел!

Здесь же, в Дзержинском, живёт блокадница Лейбе Семёновна Гришаева. Она рассказала, как четыре сестры и мама оказались в блокадном Ленинграде, как полтора месяца ехали в переполненных измождёнными голодом людьми товарных вагонах в эвакуацию до Новосибирска.

Оставить комментарий (0)

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах