Примерное время чтения: 10 минут
183

Дорога к звездам. Сын кулака и бывший детдомовец 50 лет посвятил Космосу

«АиФ на Енисее» №14 (2159) 06/04/2022
Виктор Тимофеевич сам сделал свою судьбу, несмотря на трудности.
Виктор Тимофеевич сам сделал свою судьбу, несмотря на трудности. / Ольга Лобзина / АиФ

Когда в 1961 году в космос полетел первый советский космонавт Юрий Гагарин, Виктор Иванов служил в армии. Бывший детдомовец и сын кулака даже представить не мог, что через год поступит в Ленинградский военмех и после его окончания 50 лет посвятит космической отрасли. Через тернии к звёздам – это про него. Он сам сделал свою судьбу, несмотря на все трудности и потери.

Дорога в один конец

Весна 1931 года. Монотонно стучат по рельсам колёса, поезд, покачиваясь, мчится вдаль, за окном мелькают поля и леса, дома и деревни, пробуждающаяся после зимы природа… Но живописные пейзажи не вызывают эмоций у молодой пары. Они словно предчувствовали, что это дорога в один конец. Лишь две девчушки радостно щебечут и бегают по вагонам. В какой-то момент они уже знакомятся и играют с 10-летним мальчишкой по имени Тойво из соседнего вагона.

Фото: АиФ/ Ольга Лобзина

Молодая пара, Тимофей и Евдокия Ивановы – его родители, раскулаченные крестьяне, ехавшие в ссылку. Две девочки – старшие сёстры, Александра и Зоя. А пацан с финским именем – Тойво Ряннель, в будущем народный художник и поэт, почётный член Российской академии художеств. Спустя много лет они встретятся на открытии выставки в Железногорске, и он вспомнит тех девчонок из поезда, увозящего репрессированные семьи в далёкую Сибирь. Тойво высадят в Красноярском крае, а Ивановых повезут дальше – на Дальний Восток, где они будут работать на золотых приисках.

Ещё четверо детей, три сестры и Виктор, появятся на свет уже в тех суровых краях. Сегодня в живых из большой семьи остались двое – 82-летний Виктор и его сестра Люда, ей 80 лет, она живёт в Казани.

Золотой прииск

«Родителей сослали только за то, что они умели работать, да в хозяйстве было две коровы и лошадь – непозволительная роскошь по меркам строителей коммунизма. Кроме того, мои отец и дед были мастерами гончарного дела, изготавливали уникальную посуду, а ещё занимались лепниной. Их часто приглашали в Ленинград, в том числе для оформления дворцов», – рассказывает Виктор Тимофеевич. Историю своей семьи он будет восстанавливать по крупицам, уже будучи взрослым. Он же и занимался реабилитацией родителей и старших сестёр.

В детском доме Витя ездил за досками, потом пилил их и ремонтировал крыши и заборы. Фото: Из личного архива/ Виктор Иванов

Они работали на золотом прииске в адских условиях. Чтобы прокормить большую семью, отец брался за любую работу и продолжал заниматься гончарным делом. А когда началась война, добывал для фронта рыбу. В 1944 году во время очередного выхода попали в шторм недалеко от Тихого океана, лодка перевернулась, и все рыбаки утонули. Вскоре не стало и матери. Так в начале 1945 года четверо младших детей оказались в детском доме. Две старшие сестры работали на прииске. Вите тогда было 5,5 года.

«Врезалось в память 9 мая 1945-го. Люди кричат, ликуют… Заходим в столовую – на столе к порции хлеба в 150 граммов дополнительно лежит кусочек в 75 граммов. В честь Победы. Норму отменили только в 1952 году. С тех пор хлеб уже лежал на столе в чашках, и любой ел, кто сколько хотел. Но белый хлеб давали только по праздникам».

Рассказывая о том времени, Виктор Тимофеевич с благодарностью вспоминает детский дом, который стал для него хорошей школой жизни.

«Да, было трудно. Кормили не очень хорошо, поэтому всегда были голодными. Весной собирали саранки, лепестки цветущего багульника, летом за ягодами и орехами ходили. В детском доме я научился резать стекло, делать мебель, шить тапочки, подшивать валенки. Уборкой детского дома тоже сами занимались. Полы деревянные, грязь с них топорами счищали. За вениками в лес ходили. Вот на фотографии я с лошадью, как раз ездил за досками, потом пилил их, резал проволоку на гвозди и ремонтировал крыши, заборы».

А ещё детдомовские летом три недели работали на приисках, мыли золото. «Помню, как пересыпал с ладошки на ладошку золотой песок. И пункт приёма был серьёзный – комната металлическая, два охранника с автоматами и овчарками. Молча сдаёшь золото и молча уходишь, разговаривать нельзя. Деньги отдавали директору, какие-то копейки и нам перепадали».

Внук Сталина и маршал Жуков

В апреле 1953 года по всей стране по амнистии освободили заключённых. Часть уехала по домам, а остальные остались в посёлках и занимались разбоем, убивали, насиловали… Виктор Тимофеевич вспоминает фильм «Холодное лето пятьдесят третьего» – то же самое происходило у них.

1953 год. Пионерский лагерь «Артек». Фото: Из личного архива/ Виктор Иванов

Но именно в 1953-м за хорошую учёбу Виктора наградили путёвкой в «Артек» – единственного из детдома за всё время его существования. 40 незабываемых дней на Чёрном море. Там он подружился с внуком Сталина, сыном Якова Джугашвили, расстрелянного в немецком концлагере. Евгений Джугашвили обратил внимание на детдомовского мальчишку, когда тот лихо делал упражнения на перекладине. И потом постоянно опекал Витю, часто брал на прогулки по окрестностям, вместе занимались спортом.

«К внуку вождя отношение было особое, ему позволялось многое. Он частенько забирал меня с сончаса, и мы шли на пляж Гурзуфа. Женя покупал мне мороженое, лимонад, фрукты, которые я там впервые попробовал. Много разговаривали, обсуждали прочитанные книги. О том, что я сын кулака, естественно, молчал. Да и не говорили тогда об этом вслух. И про Сталина у него не спрашивал.

Попал я в отряд, в котором были дети партработников из разных стран. Подружился с сыном Мориса Тореза, лидера французских коммунистов. В Ялте во время экскурсии познакомился с женой Антона Павловича Чехова, Анной Книппер-Чеховой, она водила нас по домику, показывала, где он писал свои романы. Там же состоялась встреча с матерью Павлика Морозова. Вот такие метаморфозы судьбы: я, сын кулака, встречался с матерью, сын которой своего отца предал».

Ещё одна знаковая встреча произошла тогда в «Артеке»: туда приехал маршал Георгий Жуков. И сотни детских восхищённых глаз смотрели на героя в белом мундире с золотыми погонами и орденами на груди. «Для нас он был победителем, тем самым человеком, который выиграл войну».

Утром на работу, вечером – на лекции

После окончания школы Витя поехал к сестре, которая просила помочь. У неё было трое детей, и муж лежал парализованный. Год отработал грузчиком, заработал денег и в 1959 году уехал в Ленинград, поступил в высшее командно-войсковое военное училище им. Кирова. Чтобы стать военным офицером, надо было пройти солдатскую службу. Служил на финской границе.

«Гоняли нас там по-чёрному. А в 1960-м вышло постановление Совета министров о сокращении армии на 1 млн 200 тыс. человек. Из нашего взвода практически все подали заявление, я тоже.

В 1962 году демобилизовался и решил, что буду поступать туда, где больше стипендия. Так я оказался в знаменитом Военмехе, где стипендия была 45 рублей. А ещё работал стропальщиком и фрезеровщиком на Кировском заводе. Его тогда строили, и хорошие деньги платили. Утром на работу, вечером – на лекции».

А учился Виктор в институте хорошо. Кроме того, у него были самые лучшие конспекты, их потом забрали в музей института. Они отличались не только потрясающей каллиграфией, но и оформлением. В девяностые годы, когда космическая отрасль будет переживать сложные времена, это ему очень пригодится. Будут постоянные заказы на оформление кандидатских и докторских работ, плакатов на свадьбы и юбилеи.

Счастье есть

После института Виктору предложили на выбор Днепропетровск, Куйбышев (Самара), Подлипки (Королёв), но там только комнату в общежитии давали, а представитель закрытого Красноярска-26 (ныне Железногорск) пообещал квартиру. К тому времени Виктор уже был женат, у него родилась дочь.

С будущей женой он познакомился в Подпорожье, когда жил у сестры. Их любовь прошла серьёзную проверку – 10 лет со дня знакомства до свадьбы. В 1967 году молодая семья отправилась в Сибирь, где Сергеем Королёвым была создана космическая фирма, возглавлял которую его не менее знаменитый ученик Михаил Решетнёв. Виктор Тимофеевич 50 лет проработал в проектном отделе, в 77 лет ушёл на пенсию, он ветеран космической отрасли.

Мы сидим в зале трёхкомнатной квартиры в элитной сталинке, которую Виктор Тимофеевич получил в космической фирме как глава многодетной семьи. Вся обстановка напоминает о советском времени: сервант с посудой, шкаф, набитый книгами, диван, кресло на ножках, телевизор… На стенах дорогие сердцу портреты родных. На столе невероятное количество грамот и благодарственных писем, масса фотографий, книг и журналов с автографами известных людей, некоторые из них имеют уже историческую ценность.

Большая семья Ивановых.
Большая семья Ивановых. Фото: Из личного архива/ Виктор Иванов

«Я счастливый человек. У меня была и есть любимая семья, любимая работа. Выросли замечательные дети, внуки. Мне везло на встречи с удивительными людьми. Я бывал в гостях у великих спортсменов, олимпийских чемпионов Юрия Власова и Ивана Ярыгина. Сам 42 года занимался тяжёлой атлетикой и выступал на различных соревнованиях и как спортсмен, и как тренер. Был знаком с писателем Виктором Астафьевым. Кстати, встреча состоялась после участия в викторине, организованной в газете «АиФ», которую я читаю с первого номера», – говорит Виктор Тимофеевич.

Он и сегодня продолжает вести активный образ жизни, занимается спортом, делает забеги на лыжах. А ещё у него своя система того, как можно дольше оставаться при памяти. Он просто учит стихи – как классических авторов, так и современных. Сотни стихотворений, которые он читает на память. Сейчас учит очередное – про то, что счастье на базаре не купить.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ читаемых

Самое интересное в регионах