aif.ru counter
51

Краюха хлеба снилась во сне. Это могут понять только те, кто пережил голод

«АиФ на Енисее» №28 (2069) 08/07/2020 Сюжет Бессмертный полк
Дед Нейман с детьми.
Дед Нейман с детьми. © / Юлия Лавренова / Из личного архива

Они знают о войне лишь со слов своих прадедушек и прабабушек, благодаря которым мы 75 лет живём под мирным небом. И, к счастью, им важно сохранить в памяти истории своих предков, героически сражавшихся с фашизмом, стоявших у станков и выращивающих хлеб для фронта. Мы продолжаем публиковать истории, присланные школьниками и студентами на конкурс «Про главное», организованный Красноярским домом офицеров при поддержке «АиФ-Красноярск».

Воспоминания из детства… У всех они есть, и у всех они разные! Помню себя в детстве, я была капризным и привередливым в еде ребёнком. И никак не могла понять, почему взрослые относятся с трепетным уважением к словам деда: «Покупайте впрок соль, крупу, спички», «Не счищайте кожуру с картофеля толстым слоем», «Хлеб всему голова!» – и т. п.

Дом на берегу Волги

В один из школьных дней нам дали задание написать о жизни бабушек и дедушек. Так как все другие были заняты, я пошла к своему, как мне казалось, недовольному деду. Вот что я записала…

Дед мой, Нейман Адольф Адольфович, 1936 года рождения – уроженец села Красный Яр Энгельского района Саратовской области. Вспоминая и рассказывая о своём доме, хмурый дед менялся в лице, морщинки разглаживались и глаза светились гордостью. Помнил он, что дом их стоял на берегу Волги, и они с отцом посадили яблоньку в саду, чтобы из окна можно было срывать яблоки. Дорожка к дому была усыпана гравием, в доме – электричество. Рассказывал, как помогал по хозяйству, кормил кур. Но светлые воспоминания затмили ужасные – о событиях войны.

В пятилетнем возрасте, в сентябре 1941 года, вместе с отцом, двумя сёстрами и старенькой бабушкой он был выслан в Сибирь – в Красноярский край, Тюхтетский район, в посёлок Двинка. Мать по состоянию здоровья не смогла поехать. Отца во время поездки сняли с поезда и отправили в трудовую армию. Больше о нём дети никогда не слышали. В памяти остались только образы и имена родителей: мама Антонида и папа Адольф…

Ехали бесконечно долго: в вагонах, полностью простреленных, было очень холодно. Бабушка кутала детей в тулупы, взятые с собой в спешке, сама же простыла и разболелась. По прибытии на новое место жительства вскоре умерла. Дети остались одни… В памяти деда этот кошмар отложился жуткими воспоминаниями: чужие люди, жуткий холод, грязь, темень деревни и, конечно, голод. Старшей сестре Лидии было 12 лет, она взяла заботу о детях на себя. Вначале их брали местные жители на квартиру, так как у них оставались вещи, привезённые с собой, которые местные бесчестно забирали в счёт платы за жильё. Но впоследствии получилось так, что они остались на улице.

За чашку супа из лебеды

Дедушка рассказывал, как он страдал от голода, но даже сёстрам не смел жаловаться, так как им приходилось ещё хуже. Сёстры за кусочек хлеба нанимались к людям в няньки, а он сам ходил с сумочкой, сшитой сестрой, по деревне и просил еду. Кто-то подавал или краюху хлеба, или картошку (чаще мороженую), некоторые жители просто выбрасывали его с издёвкой за ворота. Вспоминал, как прятался и ждал, когда хозяева пойдут кормить скотину, чтобы взять варёную картошину из кормушки. Даже во сне мечтой оставалась еда, а именно краюха хлеба, посыпанная солью.

Всё же нашлась семья, которая взяла их к себе как наёмных работников. В семье было своих семеро детей, так что дедушка с сёстрами спали на голом полу, а своим детям хозяева стелили матрасы, набитые соломой. Работать приходилось наравне со взрослыми, иначе еды не давали. Платой чаще всего служила чашка похлёбки из лебеды. Дедушка рассказывал, как наблюдал за плачущими сёстрами, когда они шили или латали одежду, пока все спали. Они были рады любым обноскам. Ему пришлось очень рано повзрослеть и научиться всем ремёслам. За свою жизнь он так и не научился читать, писать, на это у него не было времени...

Магнит на холодильнике

В моей детской голове, конечно же, не сразу вся эта информация обрела смысл, но отношение к дедушке изменилось. Мне по-детски стало его жаль. Я сравнила свой возраст и его и поняла, как повезло нам, что мы не знаем войны! Не знаем холода, голода. С тех пор я всегда доедаю хлеб. Уже позже рассказал дед и о дальнейшей жизни.

Первым жильём детей была построенная им, одиннадцатилетним ребёнком, землянка. Что мог построить ребёнок? Вода от дождей лилась в землянку, размачивая имеющуюся постель и даже печку. Рассказал дедушка, как долгое время наблюдал за девушкой Марией: отец её погиб во время войны, а родные сестра и брат умерли от голода. Они жили с матерью, голодали. Дед сам недоедал, а Марии относил хлеб. Так и родилась их семья. За годы брака у них родилось пять дочерей и два сына. Дед выстроил для семьи большой дом с красивым крыльцом, на котором играли его дети и вся окрестная детвора. Мебель тоже была сделана своими руками. Праздники, обеды и уроки дети готовили за одним столом все вместе, и всем хватало места, при том что в одно время в семье было сразу шесть учеников. Когда моя мама перешла в 10-й, выпускной класс, то самая младшая дочь Ольга 1968 года рождения поступила в первый. В выходные дни дед оказывал помощь другим жителям в строительстве домов, сараев, бань. Дед проработал в Тюхтетском леспромхозе лесорубом, имеет много наград за добросовестный честный труд, звание «Ветеран труда». Бабушка всю свою трудовую жизнь проработала шлифовальщицей лыж на лыжной фабрике Тюхтетского леспромхоза.

Я выросла, мы воспитываем с мужем своих двоих детей, рассказываем им истории своих родных, чтобы жизнь и подвиг детей войны не были забыты. В кухне на холодильнике висит магнит с надписью: «Хлеб всему голова!».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах