Примерное время чтения: 7 минут
824

«Повзрослею, сыграв Вивальди». Как мальчик с проблемами рук стал скрипачом

«АиФ на Енисее» №30 (2175) 27/07/2022
Миша мечтает сыграть сложные вещи: «Времена года» Вивальди и «Каприз-24» Паганини.
Миша мечтает сыграть сложные вещи: «Времена года» Вивальди и «Каприз-24» Паганини. / Татьяна Кафидова / Из личного архивa

На набережной Кана в Зеленогорске юный скрипач исполняет классику, рок и современные мелодии с дискотек. Но только родные знают, каким трудом и усилиями достались подростку эти, казалось бы, легко вылетающие звуки скрипки, сколько слёз было пролито, чтобы ноты появились на бумаге, а звуки извлекались руками, которым при рождении практически были перечёркнуты перспективы на любое творчество.

«Чудес не ждите…»

«На полноценное развитие мелкой моторики можете не рассчитывать!» – слова врачей после долгих и нелёгких родов прозвучали как гром среди ясного неба. Тем более что беременность проходила без осложнений. Роды были первыми, а потому каждое слово врача для юной мамы было весомо.

«Ну уж нет», – подумала Татьяна, посмотрев в глаза новорождённому сыну, и как будто получила во взгляде малыша осмысленное подтверждение своих мыслей. Время на установление контакта не потребовалось: ещё вынашивая первенца, Таня чувствовала с ним особую связь, его чуткость, отзывчивость на всё, что происходит. Удивительная и необъяснимая зрелость проглядывала в ещё немного замутнённом взгляде новорождённого. «Привет! Я Миша! Давай дружить!»

Борьба с родовой травмой – гипертонусом плечевого пояса – началась с первых дней. Массажи и прочие процедуры не помогали. Врачи лишь пожимали плечами и продолжали твердить: чудес не ждите. А родители и не ждали. Растили мальчишку, как обычного ребёнка: гуляли, играли с ним, водили в детский сад. Воспитатели за несколько лет привыкли к не всегда скоординированным движениям Миши, но в подготовительной группе начали происходить удивительные вещи.

Миша Кафидов на занятиях лепки стал создавать такие фигурки, что диву давались воспитатели не только его группы. Потом активничать начал и в создании праздников. Особенно понравилось изображать мультимузыканта. С другом Артёмом они были и гитаристами, и пианистами. Играли не по-настоящему, а в голове Миши звучали реальные звуки той музыки, которую с младенчества включала мама – и пронзительной классики, и лиричного джаза, и обжигающего рока.

Когда в саду побывал «Камертайм» – местный коллектив из музыкальный школы, Миша понял: вот чем он хочет заниматься – музыкой. Прекрасны и флейта, и альт, но скрипка поразила его больше всего. Прон­зительный, открытый и такой честный звук – как будто он сам, настолько открытый к влиянию всего, что происходит вокруг, настолько чутко реагирующий, что кажется, вот-вот – и они вместе со скрипкой заплачут и от радости бытия, и от собственной отзывчивости. Сомнений не было: родители должны отвести его в музыкальную школу и записать на скрипку.

На прослушивании сказали: слух идеальный, ждём. Параллельно с музыкальной школой появилось желание учиться и в художественной. Но мама видела, что проблемы с руками продолжались, и мысленно восклицала: «Какая лепка?! Тут с занятиями на скрипке справиться бы!» Но сына не отговаривала. А через год, увидев, что желание у Миши так и не прошло, записала его и в «художку».

К этому времени, кстати, и занятия по английскому, начатые по собственному желанию Миши, уже шли вовсю. И идут. И в «художке» на сегодня уже пройдено три подготовительных года и первый класс. И рисунок, и лепка, и английский, и музыка – всё на отлично! Нет, последствия гипертонуса никуда не делись, просто Миша научился с ними жить. Руки не слушаются, договориться с ними не получается – Миша тихо поплачет, потом громко разрыдается, потом попсихует. Но возьмётся ещё и ещё раз. И пусть не на десятый, но на сотый получится. Обязательно получится! И нарисовать. И сыграть.

На берегу Кана

Программы, которую Мишу изучает в музыкальной школе, ему мало. Когда-то в Сочи он увидел уличного музыканта – юного парня, виртуозно исполняющего на скрипке и классику, и рок, и современные мелодии с дискотек. «Я тоже так хочу! – воскликнул Миша. – И смогу. Обязательно смогу!»

Первыми внепрограммными были «Пираты» Дэвида Гарретта. Чтобы их сыграть, необходимо было разобрать мелодию. Это профессионалы могут на слух быстро сориентироваться и выложить ноты на бумагу. А он, новичок, корпел над нотами всё лето. Помочь было некому: в семье музыкантов нет, а мама, хоть и имеет идеальный слух, всё, что может в данном случае, это поддержать словом. Но и этого хватило, чтобы Миша не бросил задуманное.

К концу лета «Пираты» были расписаны. Миша удивил проделанной работой не только друзей и родителей, но и учителя музыкальной школы. Где и кому играть выученное, вопроса не было. Миша с удовольствием ходил с мамой на маркеты, где местные умельцы выставляли свои товары и проводили мастер-классы. Потом Миша с другом-скрипачом сыграли в День Победы «Соловьи». Очень хотелось порадовать фронтовиков душевной песней, и это удалось.

 

 

 

Ощутив в себе огромное желание радовать людей не только по праздникам, вышел Миша и на городскую набережную. Правда, к выходу пришлось готовиться. И репертуар разнообразить, чтобы всем было интересно. Для этого пришлось разобрать и расписать ещё несколько мелодий. Сейчас в репертуаре Миши и Майкл Джексон, и Queen, и еврейские мелодии. И та же «Ягода малина», когда-то раззадорившая юного музыканта на сочинской набережной.

Но готовить Мишу к улице пришлось серьёзно и взрослым. Мама подробно изучила, что может сделать звук на улице достаточно громким без потери качества, какую колонку приобрести. Денег на Мишину прихоть, как сказали бы многие, было не жалко. Прихоть – это то, что быстро возникает и быстро уходит, легко достаётся и легко отпускается. А у Миши всё вызревало долго, творилось протяжно и доставалось с трудом – ежедневным, кропотливым, и часто через слёзы. Появившиеся уже тогда в семье брат и сестра легко справлялись с саксофоном и укулеле, легко играли в мяч и лепили.

Но Миша никогда им не завидовал и не копил злобу на судьбу. Он просто работал и жил с тем, что есть. И сегодня его появление на набережной – большая радость для людей. А кто-то приходит теперь на берег Кана специально, чтобы послушать чудесные звуки скрипки и посмотреть на воодушевлённо играющего симпатичного парня. Кто-то готов за это от души Мише в коробочку положить монетки на мечту – фортепиано. Взрослые улыбаются, дети часто не в силах устоять – начинают пританцовывать. Для самых маленьких Миша импровизирует «Кузнечика», для тех, кто постарше – звонкую «Ягоду малину». «Ну прямо взрослый музыкант!» – комментирует кто-то.

«Нет! – восклицает Миша. – Взрослым буду, когда сыграю «Времена года» Вивальди и «Каприз-24» Паганини. И всё это время немного поодаль стоит мама Миши Татьяна. Её можно легко вычислить – иногда по суетливым движениям, когда она чуть убавляет или чуть добавляет звук на колонке, заботливо подносит любимый Мишин молочный коктейль в моменты передышки. Но главное, что выдаёт маму – взгляд. Взгляд друга, соратника, помощника, соучастника, партнёра, взгляд берегини, женщины, знающей, каким трудом и усилиями достались её ребенку эти, казалось бы, легко вылетающие звуки скрипки, сколько слёз было пролито, чтобы ноты появились на бумаге, а звуки извлекались руками, которым при рождении практически были перечёркнуты перспективы на любое творчество. И она не перестаёт откликаться на всей его сущностью выдаваемый всему миру призыв: «Привет! Я Миша! Давай дружить!» И она в очередной раз откликается: «Давай!»

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ читаемых

Самое интересное в регионах