aif.ru counter
05.09.2012 13:17
AIF.RU
322

Чистый след древнего рода Чаптыковых из Хакасии

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 36. АиФ на Енисее 05/09/2012

«Я расстрелян!»

Их род издавна жил в Таштыпском районе. Так у хакасов заведено было - разрастаться семейному древу там, где пре­док корень пустил. Село название получило соответствующее: Чаптыково. Таких сёл много в Хакасии: Райково, Шурышево, Тутачково, Трояково, Доможаково, Аршаново.

Крепко вросли в родную землю Чаптыковы. Валентина Ивановна - пятый ребёнок в большой и состоятельной семье, где было восемь детей. Сейчас стадо целой деревни насчитывает пятьдесят коров, а в 20-30-е годы прошлого века одни Чаптыковы столько держали. И восемьсот овец в придачу. По меркам власти рабочих и крестьян - кулаки. Главу семьи Ивана Чаптыкова с клеймом «враг народа» арестовали в 1938-м,

ему не было ещё и сорока.

«Я - Чаптыков Иван Сидорович! Я расстрелян! Я убит! Сообщите семье!» - кричал отец Валентины Ивановны, шагая по коридорам и лестницам Минусинской тюрьмы на расстрел.

Семью не известили. Мать Евдокия Матвеевна заколола барана, наготовила еды, запрягла лошадь и отправилась с передачей к мужу в тюрьму, где и узнала о том, что теперь ей одной предстоит восьмерых детей поднимать.

Жена врага народа

Друг мужа посоветовал женщине уехать, ведь жену врага народа могли арестовать за малейшую провинность. Куда ехать? Подсказал отец. Матвей Константинович (хакасское имя у него Кайтан) всю жизнь занимался предпринимательством: молодых коров и быков у крестьян получит, соберёт стадо, на ярмарке продаст, едет вновь по деревням с деньгами для хозяев скотины. «Мой след чистый. Я мусора не бросал. По тем местам пойдёшь, где я общался с людьми, тебе везде помощь будет», - напутствовал отец.

Евдокия Чаптыкова запрягла телегу, усадила в неё детей, шубами накрыла и поехала по отцовским местам. В каждом селе находилась добрая семья, которая, храня добрую память о Кайтане, Чаптыковым угол давала. Ночлег найдут, и первым делом мать с 14-летним старшим сыном Евфимием идут по дворам. «Милостыню мама никогда не просила. Работу спрашивала», - рассказывает Валентина Ивановна. Всё умела делать: печь класть, валенки подшить, сапоги, шубы шить, кожу выделывать. Принесут шкуру - за ночь выделает, утром ей ведро картошки и хлеба дадут. Дети сыты.

«Никогда не видела, чтобы мама горевала. В трудные минуты постоянно молилась, - вспоминает Валентина Ивановна. - И на все сложности у неё был один ответ: «Работу надо искать». У самой руки ловкие, и детей учила: «Само дело человека учит. Один раз сделай неправильно. Второй раз исправишь ошибки. В третий раз уже хорошо сделаешь. Только на небо нельзя залезть. Остальному можно научиться».

Проживут Чаптыковы в одном селе два-три месяца - и приходят к ним милиционеры или сотрудники сельсовета: «Вы - жена врага народа, вы - дети врага народа? Уезжайте».

Умная девочка

Только приисковый посёлок в глухой тайге, где Хакасия смыкается с Кемеровской областью, наконец стал для них новой родиной. Повзрослевший Евфимий на прииск устроился, где и работал до 1940 года, когда его в армию забрали. Мама продолжала своими руками пропитание зарабатывать. Младшие дети учились. Способней всех была Валя. Её смышлёности ещё дед Кайтан во времена, когда семья жила вместе, дивился. Он сам был сказителем - пословицы, поговорки знал, длинные хакасские эпосы. Перед сном рассказывал, а наутро детей просил пересказать. Валя единственная слово в слово всё повторяла. «Если не выпадут у неё кишки, будет умная девочка», - так Кайтан про неё говорил.

Однажды в школе Валя подверглась допросу. За задней партой сидел незнакомый мужчина и задавал ей вопросы по истории, немецкому, русскому, математике. Отвечала девочка грамотно и бойко.

А когда вернулась после школы домой, то увидела незнакомца беседующим с матерью. Оказалось, он работал в областном отделе образования и в дальних селах искал одарённых детей для обучения в национальной школе.

Семейный дар

В начале 50-х годов в педагоги шли те, кто отучился хотя бы семь классов. Десятилетка национальной школы Валентине Ивановне существенную фору давала. Но ей этого мало было. С супругом, демобилизованным после войны офицером Терентием Саковым, у них была общая мечта: учиться. И она сбылась. Муж красноярскую партийную школу окончил, а Валентина Ивановна - педагогический институт. Валентина Сакова преподавала немецкий и русский язык в старших классах, а её супруг работал парторгом. Парторгам запрещалось работать на одном месте дольше двух лет. Так что Валентина Ивановна и во взрослой жизни достаточно покочевала. Двадцать населённых пунктов сменила семья, в которой было четверо детей.

Уже вышедшего на пенсию Терентия Сакова пригласили на работу в качестве партийного инструктора в Абакан. Но в каждом селе, где жили Саковы, сохранилась добрая память о них. Терентий Саков в 70-е годы снаряжал старшую дочь - тогда еще аспирантку-исследовательницу хакасского фольклора Раису Сакову - и её коллег в научную экспедицию по хакасским селам: «Если поедешь в те места, где я работал, можешь моё имя называть смело». И правда, куда бы учёные ни приехали, как только Раиса Сакова говорила, что она - дочь Терентия Гурьевича, им тут же старались помочь - предоставить машину, жильё. Раиса Терентьевна - кандидат филологических наук, известный литературовед. Двадцать лет проработала на факультете филологии и журналистики в КГУ. Сейчас - доцент Красноярского института инженеров железнодорожного транспорта, здесь тоже преподаёт литературу. Вдохновенный педагог, одарённый оратор, она умеет зажечь в студентах искру глубокого интереса к слову, литературе, исследовательскому труду. Как и родители, бабушка и прадедушка, оставляет теперь уже свой чистый след.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество