aif.ru counter
02.03.2016 17:31
271

Семья или Родина. Непростой выбор пленного сибиряка в Первую Мировую

«АиФ на Енисее» №9 (1842) 03/03/2016
В окопах Первой Мировой.
В окопах Первой Мировой. © / Commons.wikimedia.org

3 марта 1918 года был подписан Брестский мир, который ознаменовал поражение и выход Советской России из первой мировой войны. Она до сих пор остается белым пятном в истории нашей страны. Непопулярная война, которую затмила вторая мировая, на самом деле имела колоссальное значение как для истории страны, так и для ее жителей.

С третьей попытки

Именно во время первой мировой народы России и Германии перемешались так, как не перемешивались ни до, ни после. Всего за годы военных действий страны-участницы потеряли военнопленными около 8 000 000 человек. Россия – 2 417 000, Германия – 993 109 человек. Такого количества взятых в плен в мировой истории больше не было никогда. До сих пор неизвестно, скольким из них удалось вернуться на родину.

Егор Константинов.
Егор Константинов. Фото: Из личного архива

Мой прадед Егор Аксенович Константинов ушел на фронт в самом начале войны. Ни влюбиться, ни жениться он не успел. Высокий, под два метра ростом, поджарый, черноволосый, носил шикарные завитые усы. Голос у него был потрясающий, и его сразу сделали полковым запевалой. Почти сразу же его ранило в ногу – в паре метров разорвался снаряд. Госпиталь – и снова фронт.

В 1916 году Егор Аксенович попал в плен. И его угнали в Германию. К слову, плен времен первой мировой заметно отличался от плена Великой Отечественной. Тогда всеми странами, участницами войны, было подписано Гаагское соглашение, которое четко прописывало условия содержания военнопленных: они имели право оставаться жить в стране, получать помощь, в том числе и медицинскую. Шансов выжить у пленных было гораздо больше, чем у тех, кто остался на фронтах. А те, кому посчастливилось попасть не в лагерь, а в семью, вообще жили как «у Христа за пазухой». История моей семьи тому подтверждение.

Егор Аксенович попал на работу к немецкому хозяину – порядочному человеку, ел с его семьей за одним столом. А через некоторое время хозяин женил его на своей дочери. Что, кстати, по тем временам было не редкость. Военнопленных старались определять в те семьи, где мужчины ушли на фронт, и где не хватало мужских рук. Вскоре у них родился сын, а через некоторое время - второй. Но мысли о родине и доме не отпускали. Он был неграмотный, ни письма, ни весточки не пошлешь, о себе не сообщишь. И они с товарищем, таким же военнопленным, решили бежать.

Первая попытка не удалась, их догнали километров через тридцать. Прошло немного времени, и они запланировали еще один побег – ночью. В назначенное время Егор уже собрался тайком выскользнуть из дома, как в этот момент заплакал в кроватке младший сын. Он взял его на руки, успокоил, и так жалко стало малыша, что уйти в эту ночь он не смог.

Наутро товарищ, который напрасно прождал его, накинулся: «Ты что, все провалил!» Пришлось объяснять. Только через полгода они смогли предпринять еще одну попытку, и она удалась.

Умер с песней на устах

Дома, в селе Моторске Каратузского района, Егор Аксенович женился, на свет один за другим появились пятеро детей. И в том числе мой дедушка Александр Егорович Константинов. Жена Василиса умерла, оставив детей совсем маленькими. Надорвалась, сразу после родов приходилось много работать, восстанавливать послевоенное хозяйство. Жить одному с маленькими детьми было невозможно, и он женился еще раз. Фелисада родила ему еще троих детей и вынянчила всех внуков.

Егор Аксенович всю жизнь проработал заведующим зернотоком в колхозе им. Жданова. Умер в кругу своей семьи за три года до того, как родился мой отец – в ноябре 1953 года. У семьи была традиция каждую субботу собираться в баню. И вот в очередную субботу все собрались, Егор Аксенович уже не вставал. Дочери причитали: «Вот ты умрешь, как мы все будем жить». А он в ответ: «Вы что, я еще петь могу, Шурка, иди в баню, твоя очередь». А сам запел. Шурка только раздеться успел, как за ним прибежали: «Тятя умер». Запел, потом на секунду замолчал, вроде как поперхнулся, и затих.

Егора Аксеновича похоронили рядом с первой женой, а позже на первую положили и вторую. Так он и лежит рядом с двумя любимыми женщинами. Егор Аксенович редко рассказывал о своей жизни в Германии. В то время этого просто нельзя было делать. Но он любил свою немецкую жену, вспоминал, что очень хорошая она была, хозяйственная. Он отлично разговаривал на немецком. Бывало, поговорит с кем-нибудь из местных немцев, и сразу слезу смахивает. Сильно переживал об оставленных мальчиках.

Эта война стала для нашей семьи войной с человеческим лицом. У прадеда осталось одиннадцать внуков в России. Хочется верить, что они есть и в Германии. Найти их невероятно сложно – архивы по Первой Мировой войне сохранились гораздо хуже, чем по второй. Остается надеяться на случай.

Комментарий эксперта

Анна ТОЛМАЧЕВА, кандидат исторических наук, доцент кафедры отечественной истории КГПУ:

«Серьезные исследования о первой мировой войне появились уже в 2000-х годах. Хотя именно она была одной из главных причин сначала февральской, а затем октябрьской революций. А также Брестский мир, подписанный 3 марта 1918 года. Если бы не он, к ноябрю мы вполне могли бы оказаться в победителях и поделить германский пирог. Но произошло иначе.

Брестский мир был миром на каторжных условиях, очень не выгодных для нашей страны. Мы потеряли огромное количество территорий на Западе и выплачивали Германии большие репарации. Поэтому он не был принят большинством народа. В частности, эсерами, в результате чего и началась гражданская война. Почему мы так поступили – остается загадкой. Есть версия, что большевики спонсировались Германией, и заключение мира было возвращением долга своим спонсорам. Но это лишь версия.

Что касается военнопленных, то их содержание во время первой мировой войны действительно серьезно отличалось от Великой Отечественной. Как в Германии, так и в России. В Енисейской губернии они также питались вместе с хозяевами. Многие немцы остались здесь и прижились. И если в Германии русские были не в диковинку, то для жителей Енисейской губернии многие военнопленные были как люди с другой планеты. Во время войны были популярны карикатурные картинки, где враг изображался извергом, змеем, а оказалось, это нормальные люди. Когда приходили поезда с военнопленными, вдоль пр. Мира выстраивались колонны зевак. Это было шоу. Один мужчина описывал в своем дневнике удивление девочки, которая кричала: «Мама, мама, посмотри, они такие же люди, как мы».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество