aif.ru counter
425

Квота терпимости. Рашит Рафиков о ксенофобии, национализме и мигрантах

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 33. АиФ на Енисее 14/08/2013
Фото Алины Ковригиной

Об этом мы говорим с Рашитом РАФИКОВЫМ, заместителем начальника управления общественных связей губернатора Красноярского края.

Сарафанное радио

«АиФ на Енисее»: - Рашит Гиззатович, в чём причина повальной этноксенофобии и националистических настроений интернет-сообщества и СМИ?

Рашит Рафиков: - Ксенофобия по национальному признаку была всегда. Но раньше не было Интернета. И если ещё десять лет назад в предоставлении негативной информации и формировании общественного мнения лидировали телевидение и газеты, то теперь на первом месте - Интернет и конкретно социальные сети. Это модно, мобильно и быстро. Эффект сарафанного радио. Плюс, современная четвёртая власть не хочет, вернее, не может позволить себе иметь политкорректную подачу материала. Исключений - единицы. Между тем национальная сфера настолько тонкая и деликатная, что любая формулировка может иметь негативный оттенок. К сожалению, сейчас главное для СМИ - рейтинг, и на его рост не повлияет любой национальный, пусть даже и очень масштабный, праздник. А вот конфликт…

«АиФ на Енисее»: - Получается, что ксенофобия - явление перманентное и неизменное?

Р.Р.: - Не совсем так. С 2002 года мы проводим мониторинги уровня интолерантности среди старшеклассников и студентов первых курсов. Максималистски настроенная в этом возрасте молодёжь легко подвержена воздействию отдельных личностей или целенаправленной спекуляции в той же блогерской среде или социальных сетях. Так вот, уже тогда уровень негативного отношения к отдельным этносам или группам национальностей достигал 30%. Это очень много. Та же картина просматривалась и в отношении к представителям некоторых религий. Но самая тяжёлая ситуация была с интолерантностью к мигрантам - 60%. А в отдельных возрастных группах и в профлицеях и того больше - 70%. Страшные цифры.

Мигрантофобия изначально вообще не имела национального оттенка, просто урбанизация родила механизм деления на старожилов и пришлых. А в наше время на это накладывается, скажем, исламофобия, этноксенофобия, и в итоге мы имеем серьёзную проблему. Другое дело, что до последнего времени это не выливалось в определённые действия.

«АиФ на Енисее»: - Тогда почему об этом стали говорить так много именно в последнее время?

Р.Р.: - Когда уровень социально-экономического характера снижается, люди ищут виновных. Часто их видят в представителях иной религии, цвета кожи, национальности. А после событий на Болотной площади люди вышли на улицы и получили импульс высказывания претензий. А теперь прибавим к этому возможности Интернета и соцсетей… Между тем на примере массовых беспорядков в Кондопоге или недавних событий в Пугачёве мы видим, что это конфликты, возникшие на бытовой почве.

Право передвижения

«АиФ на Енисее»: - Для большинства бытовые конфликты - это нечто абсолютно не связанное с массовым недовольством.

Р.Р.: - Причины всех межнациональных конфликтов можно разложить на чёткий ряд тезисов и потенциальных угроз. Первая угроза - правовая. Тезис: «ОНИ занимаются противоправной деятельностью». Вторая - экономическая: «ОНИ занимают наши рабочие места». Третья - культурная: «ОНИ говорят на другом языке и подавляют нашу культуру». Четвёртая - бытовая: «ОНИ ведут себя вызывающе». Ещё одна угроза - территориальная: «ИХ становится всё больше». Основная часть недовольных - молодёжь - сильнее всего реагирует на бытовую, поведенческую «угрозу». Обычно именно это становится поводом для большинства конфликтов. И если вовремя не сработают силовые структуры, а СМИ предвзято осветят ситуацию, в конфликт могут влиться радикал-экстремисты, профессиональные провокаторы, и ситуация может приобрести характер народного бунта. А это погромы и насилие, когда «люди толпы» не прислушиваются к логике и разуму.

Мигрантов заставят сдавать экзамены по русскому языку и истории >>

«АиФ на Енисее»: - По поводу дерзкого поведения «гостей с Кавказа» интернет-сообщество пестрит предложениями типа «Выслать кавказцев в свои горы!».

Р.Р.: - Не надо забывать: большинство выходцев с Северного Кавказа - граждане Российской Федерации, и они не ограничены в своих передвижениях внутри страны. При этом вызывающее поведение присуще определённой прослойке маргинального типа, тем, кто родился уже здесь, достаточно сильно отделился от родных традиций, таких, например, как уважение к старшим, но ещё не интегрировался полностью. И основные проблемы возникают как раз с теми, кто имеет российское гражданство.

Меньше, да больше

«АиФ на Енисее»: - Как тогда быть с жалобами типа «Скоро русских не останется! Понаехали…»?

Р.Р.: - Сибирь всегда формировалась за счёт мигрантов. При этом в Красноярском крае и Хакасии - раньше это было одно целое - на протяжении XIX и почти всего XX века удельный уровень нерусского населения составлял всего 16%. Исключение - 40-50-е годы прошлого столетия, когда в Сибирь в массовом порядке были сосланы целые народы, репрессированные при сталинском режиме. Тогда эта цифра выросла до 18%. Это без учёта тех, кто находился в системе ГУЛАГа. Позже большинство выживших вернулось на историческую родину, и средний процент нерусских в крае опустился до прежнего уровня, а после отделения Хакасии сократился ещё больше. Перепись населения 1989 года показала 12,5%, 2002 года - 10,5%. А в 2010 году этот показатель снизился до 8,5%. То есть де-факто «удельный вес» и численность нерусского населения в Красноярском крае уменьшается. Но увеличилось количество людей, не указывающих свою этническую принадлежность. Это результат ассимиляции. Люди перестали соотносить себя с собственным этносом и уже считают себя русскими. С 1989 по 2010 год тех же украинцев, белорусов, немцев, эстонцев, чувашей, татар стало в полтора-два раза меньше.

Министр экономразвития края: Без мигрантов нам не обойтись >>

«АиФ на Енисее»: - Если цифры говорят одно, а люди видят другое, получается, у мигрантофобии глаза велики?

Р.Р.: - Если раньше общее количество нерусского старожильческого населения распределялось достаточно равномерно в городах и сельской местности, то сейчас мы видим перераспределение. Начиная с 1989 года, когда в Средней Азии и на Кавказе произошло довольно много кровавых событий и резкое ухудшение экономики, Россию захлестнула новая миграционная волна. И вновь прибывающие стали аккумулироваться исключительно в крупных городах, где легче найти заработок.

Мигрантов в краевом центре будут учить русскому языку >>

В крае среди таких городов первое место занимает Красноярск, второе - Норильск. И средние по краю 8,5% в том же Красноярске достигают 11%, а в отдельных его городских районах - 13-14%! Понятно, что визуально это не может оставаться незаметным. И это, кстати, может стать проблемой.

«АиФ на Енисее»: - Появлением гетто, как в некоторых районах Парижа или того же Лондона?

Р.Р.: - Теоретически анклавность может привести к так называемой гетторизации, хотя Красноярску это вряд ли грозит. Гетто - это район, где инфраструктура - полностью на языке и в традициях проживающего там населения. И это всегда минус. Гетто - это государство в государстве. У нас пока такого нет и, если судить по планам градостроительства, не будет. Главное в будущем - не допускать анклавности расселения. Это может быть достигнуто рассредоточением крупных торговых предприятий и наличием рядом с ними недорогого жилья, в том числе и социального найма по всему городу.

«АиФ на Енисее»: - Не будут ли старожилы против такого соседства?

Р.Р.: - Думаю, у всех нас просто должен быть определённый запас терпимости. 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах