aif.ru counter
29.03.2019 17:48
Михаил МАРКОВИЧ
183

«Над деревней моей поплывут пароходы». Документалист - о старожилах Сибири

«АиФ на Енисее» №13 (2002) 27/03/2019
Спасская церковь Кежмы - уникальный пример сибирского барокко. Теперь на дне Богучанского водохранилища вместе с деревней.
Спасская церковь Кежмы - уникальный пример сибирского барокко. Теперь на дне Богучанского водохранилища вместе с деревней. © / Из архива Андрея Гришакова / Из личного архива

Андрея Гришакова, тележурналиста и ведущего, знают, пожалуй, в каждом доме Красноярского края. Андрей - удачливый документалист. Начал с того, что побывал в Австралии у боксёра Кости Цзю, прошёл Швейцарию по следам Суворова, стал лауреатом нескольких фестивалей. Но потом обратился к теме Сибири. Над чем сейчас работает режиссёр, узнал корреспондент «АиФ-Красноярск».

Неоткрытая Вселенная

Михаил Маркович, «АиФ-Красноярск»: Андрей, откуда такой перепад в темах? Твои международные фильмы вызывали большой интерес. И вдруг тебе самому стало интересно то, что происходит в 100 километрах от дома. Почему?

Андрей Гришаков: Думаю, что это изменение интересов, скорее, закономерно. Потому что ранняя погоня за зарубежной экзотикой была пробой пера и следованием общему поветрию. Всем хотелось побывать там, где никто ещё не был. Италия, Франция, Япония, Арабские Эмираты, Австралия - чтобы быть интересным, надо показывать что-то необычное, а оно обязано находиться за морем-океаном или в любом случае за тысячи километров от дома.

А потом вдруг обнаружил, что за дверями моей красноярской квартиры целая неоткрытая Вселенная - Сибирь-матушка. Там живут удивительные люди, которые занимаются уникальными ремёслами и владеют не известным более нигде мастерством. А самое ужасное, что живут они тихо и также тихо уходят из мира, практически не оставляя после себя материального следа. Просто потому что без них никто не знает, как пользоваться их орудиями труда и предметами быта. 

Это открытие настолько потрясло меня, что я с головой ушёл в тему Сибириады и ещё ни разу не пожалел об этом. Запад пройден и прочёсан журналистами вдоль и поперёк, Восток с его экзотикой также насквозь снят и описан, а Сибирь - нет, и она всё ещё тайна. Казачье наследие, появление здесь человека, население этой огромной территории - европеоиды или монголоиды? О многих этих темах учёные спорят до сих пор, а значит, это тема документальных исследований. Лично для меня сейчас ничего интереснее Сибири на свете нет!

- И на какой теме сосредоточены твои основные усилия?

- Конечно, это Агафья Лыкова. Легендарная отшельница. Как только начинаешь заниматься Сибирью, тут же всплывает тема староообрядчества. Возьмите картины Сурикова, и сразу окунётесь в этот мир старой веры, который для многих грамотных людей - белое пятно, и супер-белое - для обывателей. Понятно, что учёные составили своё представление об этом явлении Сибири - наверняка у спецслужб есть собственные исследования, церковь каким-то образом соотносится с ними. А вот для обывателя старообрядцы обитают, словно на Луне, и даже, скорее, - на обратной стороне спутника. А ведь это самые что ни на есть корни русского населения Сибири, то есть наших предков.

И если честно, мне стыдно, что не занимался этой темой раньше, что не разбудила во мне этот краеведческий интерес школа, в университете вовремя не сориентировали или ещё когда-то. Получается, я едва не прошёл мимо такого пласта культуры, как собственная история, не глобальная государственная, которую нам 7 лет вдалбливали, а именно прикладная.

Агафья - последняя в семье Лыковых. Фото: Из личного архива Андрея Гришакова

«Мы ж не Лыковы»

- Да так ли уж нужно сегодня глубоко разбираться в делах церковного раскола 500-летней давности? И вдвойне странно это слышать от современного журналиста.

- Ничего странного. Я только прикоснулся к этой теме - и уже зримо отличаю старообрядцев, последователей новой веры и тех, кто вообще крещён, но так далёк от истинной веры, что трудно высказать словами, не считая откровенных нехристей. Не те традиции и ценности прививает сейчас телевидение. Из-за этого 90% населения считает, что живёт в России, потому что вынуждено, и других причин тут нет. И без осознания своих корней оно так и будет жить.

- Андрей, а какая тема так перевернула твоё мировоззрение? Что заставило тебя с головой уйти в Сибирь?

- А вот Агафья Лыкова и стала! Когда мне было 8-9 лет, моя родная бабушка буквально гнала меня от книг на улицу со словами: «Андрюша, иди погуляй, мы ж не Лыковы какие-то! Побегай, подерись, не сиди дома». И вот эта фраза - «мы ж не Лыковы» - запала мне в память. И возникла детская мечта: разобраться, кто такие Лыковы. В 2010 году вертолёт доставил меня к этой загадке, и с тех самых пор я пытаюсь в ней разобраться - вот уже 9 лет. Кто такие Лыковы? Кто такая Агафья, последняя из рода? Почему им выпала такая судьба? 

- Понял?

- Пока нет. И сейчас у меня больше вопросов, чем ответов. Как у режиссёра-документалиста, пока идёт период накопления информации об Агафье. Я даже вопросов мало ей задаю, и уж тем более не провоцирую её что-то сделать специально. Идёт период наблюдения.

Исчезающий народ

- Насколько я знаю, кроме Агафьи Лыковой, особые отношения тебя связывают со старожилами края. Ты уже делал фильм о них и не обделяешь вниманием сейчас. Отчего такой пристальный интерес? 

- Знаешь, это, наверное, характерный пример того, как журналисты ищут сенсацию за тридевять земель, а она их ждёт на соседней автобусной остановке. Сколько жителей Красноярска не знают, что достаточно сесть в машину - и через несколько часов, через 300 км ты окажешься на ангарской Стрелке - месте, где эта река впадает в Енисей. И сможешь своими глазами убедиться, что ещё неизвестно, какая из рек главнее. На Стрелке Ангара примерно втрое шире Енисея. И уж, скорее, он выглядит притоком. А если подняться повыше по течению, то можно добраться в так называемый медвежий угол - Кежемский район (от Кодинска до Иркутской области). Там до последнего времени говорили на старорусском языке, том самом, с которым сюда пришли казаки Ермака и первые поселенцы. Вот послушай, попробуй отгадать, что это?

Я как-то зимуся шёл хлёстко из леса.
Туман, копотина - был хляшший мороз.
Почти что впритрут я, саженей за десять,
Увидел с дровами сажёнными воз.

- Судя по размеру и темпу, отдаёт Некрасовым, «Мужичок с ноготок».

- Правильно. На ангарский говор его перевёл Алексей Карнаухов, составитель первого словаря. Ты как историк должен понимать, какая это драгоценность - сохранившаяся речь и её живые носители. Понятно, что в ней очень много слов современных, но спасены и историзмы - спасены и используются.

Есть такая точка зрения в современной науке, что дальше Байкала Россия не пошла. Дальнейшее присоединение востока страны шло с помощью местных народов. Можно спорить, а можно начать серьёзно изучать ангарцев. Подобного места консервации языка больше пока не найдено. И я как филолог считаю: надо изучать эту уникальную общность.

Уже выявлено и подвергается изучению особое ангарское пение. Одна песня может тянуться по 20 минут, а исполняют её одновременно 15-20 человек. При этом учёные-музыканты делают вывод, что это почти невозможно. Каждый вроде бы поёт своё, а получается единое целое. И каждый подхватывает предыдущего певца и включается в песню с какого-то одному ему известного места. Пытались записывать и раскладывать ангарские песни на составляющие части, но, увы, рано или поздно терялись в тонах и полутонах. И этот феномен также надо изучать, пока есть носители языка и умельцы-исполнители.

- Ну и где же, в таком случае, учёная братия, которая должна стеной стоять за Кежемский район? 

- Всё это почти неизученное чудо уходит у нас на глазах. Причём в буквальном смысле. Учёные-филологи плачут, что мало уделяли внимания этому району. Плачут археологи, которые вообще считают, что здесь находится настоящая родина человечества. Не в Африке где-то, а у нас, на Ангаре. А это всё медленно уходит под воду Богучанского водохранилища. 25 деревень в крае и четыре - в Иркутской области. Переселение началось в 1985 году, а закончилось в 2012-м. Ангарцев вывезли из района, но они не сдаются. Сейчас едва ли не каждые выходные в Красноярске проходят встречи выходцев из Кежемского района. Эти люди не сдаются, не считают себя исчезающим народом. Они собираются, делятся знаниями и поддерживают друг друга. И обязательно поют свои песни, в том числе и новые, которые пишет их бард Николай Попов - главный певец Ангары:

Над деревней моей поплывут пароходы,
А куда нам теперь приходить?..

А я продолжаю снимать фильм о них. И он обязательно выйдет! 

Досье
Андрей Гришаков. Родился в 1975 году. В 1998 году окончил Красноярский государственный университет по специальности «журналистика». Режиссёр, телеведущий, журналист, член Союза журналистов РФ, Союза кинематографистов России, Всероссийской общественной организации «Русское географическое общество», а также Общественной палаты Красноярска. Автор 30 документальных фильмов, многие из которых стали призёрами и лауреатами престижных международных конкурсов.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество