Примерное время чтения: 7 минут
2071

«Взяли Авдеевку, выдвигаемся». Почему бойцы СВО после боя звонят сибирячке

«АиФ на Енисее» №11 (2260) 13/03/2024
Ежемесячно к бойцам выезжают по две двадцатитонные машины с помощью.
Ежемесячно к бойцам выезжают по две двадцатитонные машины с помощью. / Людмила Бочарова / Из личного архивa

С первых дней спецоперации жительница посёлка Берёзовка Красноярского края Людмила Бочарова помогает бойцам. Никого из родных на полях сражения у женщины нет, но многие из солдат уже стали ей по-настоящему близкими людьми. Для них она сестра, мама, боевая подруга. Первой узнаёт о победах, первой и о потерях. Шутит, что номер её висит на передовой! Ребята передают заветные цифры из рук в руки. Знают: она всегда поможет.

Складская семья

По инициативе Людмилы весной 2022 года было сформировано волонтёрское движение «Zащитникам Красноярск». Почти за два года на СВО было отправлено 42 машины с грузом, каждая фура весом 20 тонн. Склад, на котором активистка проводит всё своё время, заставлен сотнями, тысячами коробок. В каждой самое нужное – одежда, медикаменты. Бойцам такая помощь жизненно необходима.

С координатором движения мы встретились во время сортировки гуманитарной помощи. Повсюду коробки, одежда, одеяла. Работа не останавливается ни на минуту. За час нашего общения пришло несколько человек с помощью. Стеллажи занимают три этажа. Больше всего коробок собрано для госпиталя. На многих видна надпись: «Спасибо, солдат!». Встречаются и посылки, к которым прикреплены письма со словами благодарности.

«Наша складская семья – это 10 человек. Все обычные люди. Есть среди нас и семьи, чьи дети несут службу. Без этих людей этой работы и не было бы. Вместе занимаемся сбором, сортировкой и погрузкой. Помогают и неравнодушные горожане – от пенсионеров до сотрудников правоохранительных органов. Недавно приезжали борцы из берёзовского клуба «Беркут». Ребята лихо раскидали коробки по стеллажам. Часто приходят на помощь студенты Красноярского техникума промышленного сервиса. Огромный вклад вносят парни из объединения «Северный человек» – они грузить помогают. У нас весь склад флагами наших подразделений и помощников завешан, без них не справились бы», – делится Людмила.

Шприцы времён перестройки

Она стала одной из первых, кто помогает с самого начала спецоперации, сразу включилась в работу. Сегодня у неё есть целое интернет-сообщество, которое насчитывает около 10 тыс. человек на разных интернет-платформах. Объединяет всех одна общая цель: уже два года они помогают бойцам СВО чем могут. Бывают и забавные случаи.

«Люди несут всё! Иногда до абсурда доходит. Ощущение порой, что решили аптечку перебрать и поделиться ненужным. До часу ночи приходится разбирать, а там шприцы 1992 года, бинты 1978-го. Хорошо, у нас есть свой медик-волонтёр Олеся. Она всё просматривает, сортирует. Так же и с лекарствами. От головной боли, спазмов в животе, обезболивающие передаём солдатам. Более серьёзные препараты – только в госпиталь.

Бывало, что и одежду поношенную приносили, заштопанные носки. Объясняем, что там, к счастью, ещё не всё так плохо. Обижаются, что конфеты брать не хотим. Бойцы уже сами шутят, что скоро слипнется всё от сладостей. Поверьте, им конфеты и «Доширак» сил не дадут, а вот энергетические батончики можно.

Вообще, всегда прошу: лучше позвоните и спросите, чем помочь. Не тратьте деньги, у нас есть заявки, мы знаем, в чём есть необходимость. Лучше горелку купить рублей за двести или баллончики газовые, посуда одноразовая нужна. Но больше всего нуждаются в стройматериалах – лопатах, гвоздях, пилах. Ведь во время штурма не повезёшь с собой, а если на кассетные боеприпасы нарвались, то конец всему инвентарю. Генераторы нужны очень».

«Двухсотых» нет, выдвигаемся на базу»

Помимо гуманитарной помощи Людмила оказывает бойцам и моральную. Иной раз женщине приходится примерять на себя роль психолога.

«Только сигнал поймают, звонят: «Взяли Авдеевку, вы­двигаемся». Сразу сообщают: «Двухсотых» и «трёхсотых» нет». («Двухсотые» – убитые, «трёхсотые» – раненые. Прим. ред.) Помню, ночью раздаётся звонок. Солдат с задания вы­двинулся, путь пеший до штаба. Видимо, так на душе тяжело, просто поговорить с кем-то надо. Так и шли мы с ним несколько часов, болтая обо всём. Они уже все родными стали. Иногда до трёх-четырёх ночи переписываемся. Представляете, в отпуск приезжают – и на склад бегом. С тортом, цветами приходят. А один ко мне даже в больницу прорваться смог, минуя все посты охраны. Я в ноябре в краевую попала, так он узнал от кого-то. Пришёл! Всей больницей плакали. В такие моменты ещё больше осознаёшь, что всё не зря».

«Мразь фашистская»

Но и без ложки дёгтя не обходится. Когда Людмила только начала оказывать помощь, многие ей не верили. Были и те, кто в мошенничестве обвинял. Правда, спустя время пришли с извинениями.

«Думали, для себя деньги собираю. А мы ребятам покупали машины, коптеры. Сейчас это в основном стройка, прицелы, генераторы. Например, на дизельный генератор трёхкиловаттный до 80 тыс. цена доходит, пятикиловаттный – от 130 тыс. и выше. Многие сумасшедшей называли, мол у тебя ведь там никто не служит.

Мой муж – военный запаса. Мы с ним за 20 лет службы полстраны обошли. Жили в Крыму до 2016 года, потом переехали. Когда нам в 2022-м позвонили сослуживцы, что помощь госпиталю нужна, не поверили. По видеосвязи созвонились, поняли: правда. Тогда и пришло осознание – будем помогать. Сначала Севастополю, сейчас больше в Луганск отправляем. Объёмы увеличились, тут без помощи уже не обойтись. Содействие чиновники оказали, среди них Инна Александровна Рычкова. Она и на складе помогает, и там наши фуры лично встречает. Сама я грузы не сопровождаю, но знаю, что происходит на передовой. Ребята постоянно присылают видео, как живут, что едят, чего не хватает. В телефоне 18 тыс. файлов, и все оттуда», – говорит Людмила.

Труд волонтёров – дело благородное, правда, не всегда благодарное. Встречаются и те, кто сыплет проклятьями и угрозами. Так, под видом солдат частенько звонят и те, кто к спецоперации не имеет никакого отношения.

«И форму просят, и технику. То дрон им нужен, иногда рации. Спрашиваю: какие именно? Говорят: да без разницы. С такими не работаем. Вообще, всех проверяем. Бойцы всегда точно знают, что им необходимо. Например, есть рации за 2,5 тыс. рублей, а есть за 165 тыс.! Правда, такие только с ретранслятором будут работать, а он ещё тысяч четыреста. Отказываешь – и тут же прилетает сообщение: «Мразь фашистская. Трибунал тебя ждёт», – рассказывает Людмила.

Шеврон на память

За два года существования движения появилась у Людмилы и своя необычная коллекция.

«Бойцы на память присылают свои шевроны, пропитанные кровью и потом. За каждым из них своя история. Про каждого могу рассказать. Все бережно храню дома, в коробочке. Сколько их в коллекции, даже не считала, но больше пятидесяти точно! Вообще, до спецоперации была самозанятой, свой бизнес небольшой был. После пересмот­рела жизнь. Сейчас всё время мыслями там. На сегодняшний день 90% моего времени принадлежит им, я буквально живу этим.

У меня две дочки, младшей, конечно, не хватает внимания. Но понимает, что так надо. Был случай, когда к ней на соревнованиях два бойца подошли, обняли и сказали: «Спасибо маме, если бы не она – нас бы здесь не было». Она была в шоке! Приятно. И дети видят, для чего вся моя работа. А это и не работа, а зов души обычной русской бабы из народа. И мне не стыдно так себя называть».

Работа по сбору гуманитарной помощи для отправки не останавливается. Уже загрузили новую партию, за ней следом ещё одну. Кстати, впервые пойдут сразу две фуры – друг за другом. Это спецтехника, стройматериалы, продукты питания, средства гигиены, маскировочные сети, плащ-палатки, медикаменты для двух больших госпиталей, сухие супы и письма от детей.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ читаемых

Самое интересное в регионах