202

«Я так больше не хочу». Кого исправит Центр для малолетних преступников?

«АиФ на Енисее» №14 (2107) 07/04/2021
«Мы не сможем помочь ребенку, если будем думать о нём как о преступнике»
«Мы не сможем помочь ребенку, если будем думать о нём как о преступнике» / Кадрия Катцина / АиФ

Малолетние преступники отличаются от взрослых. Их поступки в большинстве случаев не обдуманы. Кражи, наркотики, изнасилования и убийства – это те деяния, за которые подросток может попасть в Центр временного содержания несовершеннолетних преступников. Как считают многие, это тупик, конечная остановка, но именно здесь им открываются двери в нормальную жизнь.

Девочки жёстче

Центр, в который попадают за преступления те, кто не достиг совершеннолетия, скрыт от чужих глаз. Он находится в Советском районе, вдали от жилых домов. Большое трёхэтажное здание, в котором есть бассейн, спортзал, учебные классы, отдельный кабинет для работы с психологом. Но совсем не санаторий. Здесь царит режим: дети не пользуются телефонами и Интернетом, живут по распорядку и не слоняются без дела по коридорам, всегда находятся под наблюдением воспитателей и специалистов. Что бы ни происходило в жизни ребёнка, школа по расписанию: учебный процесс не прерывается, если срок пребывания выпал на сдачу ОГЭ или ЕГЭ, то и их организацию обеспечат.

Что же такого могут натворить дети, чтобы попасть сюда? «Лучше бы ничего такого не делали. Кражи, угоны, наркотики, изнасилования и убийства. Они не достигли возраста уголовной ответственности, и попасть могут к нам либо в специальное училище по решению суда. Сейчас у нас 4 человека, но могут быть и 25–30 человек. Попадают не только мальчики, но и девочки, они, как правило, жёстче – чаще совершают изнасилования, избивают. С ними непросто работать, но они тоже исправляются», – рассказывает начальник красноярского ЦВСНП, полковник полиции Александр Фомин. Каждого подопечного и его родных Александр Кириллович знает лично, к их проблемам отец троих детей относится с большим участием.

«К нам попадают дети преимущественно из благополучных семей с постоянно занятыми на работе родителями. Часто бывает так, что ребёнок не доверяет маме и папе, они даже не знают, к чему у него лежит душа, что ему интересно. Когда мамы получают от своих детей поделки, сделанные здесь, диву даются: «Это что, он сам?» – рассказывает Александр Фомин. Некоторым детям под присмотром полицейских и психологов удаётся раскрыть свой творческий потенциал. Девочка, попавшая в центр, писала удивительные картины, но боялась рассказать маме о своей потребности рисовать, говорила: «Она меня всё равно не пустит». С тех пор как она покинула ЦВСНП, прошёл год. За это время в её жизни произошли положительные перемены: она ходит в художественную школу, занялась спортом.

В центре временного содержания несовершеннолетних преступников есть возможность поговорить и на религиозные темы с духовным наставником из православной церкви. Договорённость есть и с представителями других конфессий – если возникает необходимость, их приглашают. Все встречи проходят с согласия родителей.

Гаджет-ломка

На мой вопрос, в чём успех перевоспитания маленького преступника, Александр Фомин с ходу даёт ответ: «Ограничение Интернета и жизнь без телефона. У ребёнка сразу появляется время на учёбу. Попадая к нам, школьник улучшает свои отметки, потому что телефон ему здесь никто не даст, маме позвонить можно со стационарного. В Интернете никаких фильтров, по любому запросу есть информация, но правдивая она или нет, дети не спрашивают, и к взрослым за советом теперь не торопятся».

На входе в центр телефон у ребёнка сразу забирают, он его получит, только когда покинет эти стены. Некоторые устраивают настоящие истерики, дерутся и даже угрожают. Это может происходить несколько дней. И, по словам сотрудников центра, дети-курильщики не так сильно страдают без сигарет – день-два, а отсутствие телефона переживают намного дольше. По словам специалистов, адаптация ребёнка в ЦВСНП может продолжаться до 10 дней. Есть и те, кому здесь лучше, чем дома. Когда у них спрашивают, приедут ли они ещё, говорят: «Конечно, у вас тут хорошо, бассейн есть!» Но желание у полицейских только одно: чтобы дети сошли с криминальной тропы и больше никогда сюда не возвращались.

Нам удалось пообщаться с одним из ребят. Его имя не можем назвать. Парню 17 лет, детство провёл в детдоме, хотя у него есть мама, и он по ней скучает. Во время разговора застенчиво отводит взгляд и улыбается. На вопрос, почему он здесь оказался, честно признаётся, что воровал: «Мы вместе с приятелями крали из магазинов, потом в дом залезли. Но я так больше не хочу. Здесь я пробуду месяц, а потом уеду в спецучилище. Решил – буду поваром, хочу получить образование», – рассказал он.

Подросток с гордостью говорит о своём таланте: «Я играю на гитаре, и своей девушке даже написал песню». Признался также, что скучает по телефону. Но это не так важно, так как понимает, почему здесь оказался. Воспитатели говорят, что он ответственный и серьёзный в свои 17 лет. Будем надеяться, что у него получится жить без криминала.

Комната плача

Встречи детей с родителями, которые проходят в стенах центра, всегда сопровождаются слезами. К этому моменту уже у всех есть понимание того, что произошло на самом деле. Родители плачут, потому что упустили ребёнка. Жалко своё чадо, несмотря на то, что он натворил. Кстати, сотрудники тоже никогда не думают о том, что совершил ребёнок. «Было и прошло. Всё позади. Мы не сможем ему помочь, если будем думать о нём как о преступнике, – рассказывает психолог центра Алёна Будкина. – Для нас они в первую очередь дети, и мы в каждом стараемся увидеть и развить лучшие качества. Помню мальчика, который попал к нам за убийство. В 12 лет у него не было никаких навыков самообслуживания, он не мог завязать шнурки сам, почистить зубы, одеться, за него всё делала мама. Ребёнок сидел дома и играл в компьютерные игры, не ходил гулять – очень удобно, хлопот никаких не доставлял родителям, но это вылилось в плохую историю. Ребёнок стал социально дезадаптивным. Гиперопека родителей стала просто преступной по отношению к нему. Когда он к нам попал, был хмурым, отрешённым, всего боялся. Мы с ним много работали, у ребёнка появился блеск в глазах, он начал улыбаться и даже стал лидером для одного из ровесников здесь, по-доброму к нему относился».

По коридорам дети не ходят одни, только в сопровождении воспитателей.
По коридорам дети не ходят одни, только в сопровождении воспитателей. Фото: АиФ/ Кадрия Катцина

Страшно представить: убийство в 12 лет. Но этот случай хорошо знаком красноярцам. Трагедия произошла в июне прошлого года. Вместе с шестилетним мальчиком подросток ушёл с детской площадки на остров Татышев, по дороге дети поругались, и старший столкнул младшего в воду и просто ушёл с места происшествия, не позвав никого на помощь. Ребёнок погиб. Его тело случайно нашёл рыбак. К таким негативным последствиям может привести любовь на грани и желание сделать ребёнка удобным.

Специалисты центра всегда выдают подробные рекомендации для органов системы профилактики, настойчиво контактируют с родителями, даже если те говорят не звонить им больше, и всё для того, чтобы дети, в которых удалось найти доброту, преданность, интерес, не утратили этих качеств и крепко стояли на ногах в жизни. Ведь ребёнок – это отражение взрослого. Что посеешь, то и пожнёшь.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

                     
        Самое интересное в регионах